Что будет с немецкими автозаводами без поставок газа из России

Что будет с немецкими автозаводами без поставок газа из России

В связи с угрозой остановки поставок газа из России концерн Volkswagen собирается модернизировать систему энергоснабжения своего крупнейшего европейского завода в Вольфсбурге. Об этом заявил глава концерна Герберт Дисс, сообщает Automotive News Europe. Ранее компания планировала полностью перевести энергостанцию, обеспечивающую электрогенерацию, на природный газ для снижения вредных выбросов в атмосферу.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Однако в условиях неопределенности с дальнейшими поставками «голубого топлива» Volkswagen вынужден будет сохранить ее работу на угле на более длительный срок.
«Понимая ситуацию, мы просто решили доработать наши угольные электростанции, чтобы по-прежнему можно было использовать уголь или газ»,
— приводит слова издание заявление Дисса.
По его словам, наиболее энергозатратным на головном предприятии в Вольфсбурге является окрасочное производство. При этом предприятия, производящие автомобили Volkswagen и другие входящие в концерн марки получают газ из объединенной газотранспортной сети Германии.
BMW также внимательно следит за нестабильной ситуацией с поставками газа и развитием событий, а руководство автокомпании находится в диалоге с немецкими властями, заявило руководство баварского концерна накануне. В компании отмечают, что в долгосрочной перспективе ценовые риски на газ и электроэнергию страхуются с помощью различных механизмов. В то же время

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

наиболее энергоэффективный завод BMW в немецком Зиндельфингене обеспечивает электричеством из альтернативных источников (солнечные батареи) всего лишь 30% мощностей,
говорится в аналитическом отчете Reuters.
На заводах Mercedes-Benz газовое топливо также используется, в частности, для поддержания рабочей температуры на окрасочном производстве. Глава компании Ола Каллениус заявил, что Mercedes-Benz прорабатывает возможные варианты на случай остановки поставок газа.
«Каждая компания ищет варианты диверсификации источников энергии. Пока еще слишком рано говорить, какой именно сценарий реализуется, но, конечно, мы внимательно следим за ситуацией», — приводит слова Каллениуса Reuters.
Обеспечить 70% своих потребностей в электроэнергии за счет возобновляемых источников Mercedes-Benz планировал лишь к 2030 году. В настоящее время их доля составляет всего 45-50%, подсчитали аналитики агентства.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

Газ играет решающую роль в автомобильной промышленности, признают в Mercedes-Benz,
он используется и для обогрева производственных цехов, и для обеспечения производственных процессов. Энергетические потребности производителя электроники и автокомпонентов Bosch лишь на 20% зависят от газового топлива, однако в первую очередь оно требуется в производстве полупроводников, дефицит которых в мировом автопроме продолжается, уточняет агентство.
По данным Проекта раскрытия информации о выбросах углерода (CDP, международная организация изучает воздействие на окружающую среду),
Volkswagen по итогам 2020 года на 80% зависел от невозобновляемых источников энергии, BMW – на 60%.
В целом более половины энергопотребления в автопроме покрывается за счет сжигания ископаемого топлива. Большая его часть – природный газ.
Если поставки российского газа будут остановлены, быстро найти альтернативу для обеспечения потребностей немецкого автопрома электроэнергией и теплом не получится, уверен независимый консультант по автопрому Сергей Бургазлиев.
«Полностью выпуск автомобилей скорее всего не остановится, но сами производственные операции, прежде всего сварка и окраска, существенно вырастут в цене.
Также в условиях дефицита электроэнергии возможно сокращение объемов производства. Такие варианты развития событий весьма вероятны», — говорит Бургазлиев «Газете.Ru».
Наиболее затратным с точки зрения расхода электроэнергии на автомобильных заводах является сварочное производство, расход газа на отопление значителен в окрасочных цехах, добавляет он. При этом на то, чтобы заместить поставки трубопроводного газа сжиженным, уйдет не менее года, так как для этого необходимо строительство соответствующей инфраструктуры.
«Конечно, автомобильные заводы потребляют колоссальное количество электроэнергии и тепловой энергии зимой. Газ им нужен, прежде всего, с точки зрения электрогенерации. Также он используется при производстве красок, но в гораздо меньшей степени», — заключил Бургазлиев.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_sponsored_bot:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_sponsored_bot’, {
‘p1’: ‘bwrhe’,
‘p2’: ‘fomx’,
‘pct’: ‘c’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235304”
});