Душ вместо ванны и подорожание тепла на 300%: как европейцы перезимуют без газа

Душ вместо ванны и подорожание тепла на 300%: как европейцы перезимуют без газа

Европа готовится впервые в современной истории зимовать без российского газа. Соответствующее заявление 20 июля сделал еврокомиссар по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

«Мы приняли решение: мы готовимся к зиме без российского газа. Чтобы продержаться эту зиму и, возможно, следующую, государства ЕС могут продлить работу своих АЭС или угольных станций», — сказал чиновник.
Его слова прозвучали на фоне сообщений о возвращении из Канады турбины производства Siemens для «Северного потока — 1». Агрегат там находился на ремонте, но с его возвратом «Газпрому» возникли проблемы из-за антироссийских санкций. Сейчас газопровод находится на плановом техобслуживании — топливо по нему не будет поставляться минимум до 21 июля. До этого прокачка по трубе снизилась на 40%.
Накануне Оттава сообщила, что все же отправила в Германию турбину для прокачки газа в обход собственных же санкций. Однако в «Газпроме» в среду заявили, что не получали от Siemens официальных документов, позволяющих поставить турбину для компрессорной станции «Портовая». И подчеркнули — возврат турбины и гарантия ремонта других агрегатов напрямую влияют на прокачку по «Северному потоку — 1».

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Глава еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, в свою очередь, заверила, что турбина в пути, вернется вовремя, а у российской стороны нет оснований не возобновлять поставки газа.
В то же время российский президент Владимир Путин 19 июля заявлял, что «Газпром» продолжит исполнять все свои обязательства, поэтому у иностранных покупателей топлива нет причин для беспокойства.

Идея не новая
Снижение газовой завивисомсти от России — тема для Европы не новая. Обсуждать ее начали задолго до спецоперации на Украине и последовавших за ней санкций. Постепенный отказ от российского газа особо активно обсуждался Брюсселем в 2020-2021 годах на фоне «зеленой повестки» и стратегии нулевого углеродного следа: к 2050 году ЕС хочет полностью перевести свою экономику на чистую энергию.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

Однако даже наиболее прогрессивная и мощная экономика альянса — Германия — признавала, что полный отказ от парниковых выбросов к 2050 году, скорее всего, невозможен. В первую очередь — из-за дороговизны и нестабильности возобновляемых источников энергии (ветряков, солнечной и приливной энергетики). Еще до своего ухода экс-канцлер Ангела Меркель заявляла, что немецкая экономика будет серьезно зависеть от поставок углеводородов (прежде всего, газа) из России как минимум до 2035 года.
На переходный период европейцы хотят заменить российский трубопроводный газ более дорогим сжиженным — из США и стран Ближнего Востока. Однако эти перспективы весьма сомнительны — у главных поставщиков СПГ в мире попросту нет свободных объемов, которые могли бы компенсировать поставки из России. В 2020 году «Газпром» поставил в Европу более 220 млрд кубометров топлива, крупнейшими покупателями были Германия, Нидерланды и Италия. Первые две страны также занимаются перепродажей российского газа.
Без энтузиазма высказываются об отказе от российского газа и многие европейские политики, особенно из тех стран, где экономика зависит от него чуть ли не полностью. Так, в апреле венгерский премьер Виктор Орбан назвал абсурдом желание ЕС прекратить покупать газ у Москвы и перейти на дорогой сжиженный.
«Само это предложение — абсурд, поскольку у многих стран попросту нет выхода к терминалам СПГ. А без источников из России в Венгрии вообще не будет энергии», — говорил Орбан.

Не замерзнут ли
Сейчас у европейцев два насущных вопроса — как вынести аномальную жару и пережить предстоящую зиму, во время которой синоптики предсказывают сильные морозы. Борьба с июльским зноем тоже имеет «газовый» оттенок: несмотря на погоду, политики призывают европейцев экономить электроэнергию, не включать кондиционеры, убавлять мощность холодильников, больше пить воды.
Советов к предстоящей зимовке тоже много. Еще в начале весны власти ЕС предлагали снизить предельные температурные нормы, чтобы потреблять меньше газа при отоплении домов. Для потребителей снимают обучающие ролики, в которых учат, как закрывать окна фольгой (для удержания тепла), а также советуют обниматься с котами. В странах Восточной Европы звучали призывы возвращаться к отоплению домов валежником.
Наиболее панические настроения в Германии, промышленность которой почти наполовину зависит от российского газа. Министр экономики ФРГ Роберт Хабек накануне призывал готовиться к «кошмарному сценарию» в случае полного прекращения поставок газа из России. Премьер-министр Баварии Маркус Зедер заявлял, что в случае отказа от российского топлива страну ждет «экономический инфаркт».

Что будет с ценами
Немцам уже заявили официально: даже если они начнут принимать горячий душ вместо ванны, убавят отопление в домах до 20 градусов, прекратят открывать форточки, цены на тепло все равно вырастут на 200-300 процентов. Французские СМИ также пишут о предстоящем увеличении суммы в квитанциях за отопление на сотни процентов.
Чтобы хоть как-то сгладить этот эффект, ЕС намерен принять план по снижению использования странами — членами блока потребления газа: на 5-15% относительно уровня потребления последних пяти лет. Если этот документ будет официально утвержден 26 июля на специальной встрече министров энергетики, то уже со следующей среды Брюссель сможет требовать от членов ЕС меньше тратить газа из хранилищ.
На прошлой неделе аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков в беседе с «Газетой.Ru» сообщил, что при худших сценариях для Европы биржевая цена на газ может уже в 2022 году подняться выше декабрьских максимумов в $2000 за тысячу кубометров (на 15.00 мск 20 июля она колебалась в районе $1680).
Высокие цены на газ частично компенсируют потери России, если ЕС откажется от газа. В краткосрочной перспективе «Газпром» будет терпеть убытки, поскольку азиатские маршруты газовых поставок не такие мощные, как европейские — Москва технически не сможет прокачать в Китай и третьи страны больше топлива. Однако эта проблема может быть решена на горизонте два-четыре года с развитием СПГ-проектов в Сибири и на Дальнем Востоке. Вадим Понкратов из финансового университета при правительстве РФ также обращал внимание, что России особенно в условиях санкций необходимо направлять излишки топлива на развитие собственной нефтегазохимии.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_sponsored_bot:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_sponsored_bot’, {
‘p1’: ‘bwrhe’,
‘p2’: ‘fomx’,
‘pct’: ‘c’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235304”
});