Еще останешься должен. Что грозит западным компаниям, уходящим из России

Еще останешься должен. Что грозит западным компаниям, уходящим из России

Правительство России предложило варианты взаимодействия с западными компаниями, объявившими о приостановке или даже полном сворачивании своей деятельности в России. По заявлению первого вице-премьер Андрея Белоусова, есть три варианта развития событий.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Первый — иностранная компания продолжает полноценную работу в России. «При этом обеспечивается в полном объеме поставка сырья, материалов, комплектующих, необходимых для производственного процесса, выполняются трудовые обязательства перед сотрудниками», — сообщалось 4 марта на официальном сайте кабмина по итогам совещания Белоусова с деловыми кругами и главами регионов.
Второй вариант — иностранные акционеры передают свою долю под управление российских партнеров. Впоследствии они смогут вернуться на российский рынок. «Такой вариант обсуждался с российским предпринимательским сообществом, оно к этому готово, отдельные инвесторы уже воспользовались такой опцией», – отметил Белоусов.
Третий вариант — самый нежелательный для властей — когда иностранная компания прекращает работу в России и увольняет сотрудников.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

«Мы к этому относимся как фактически к умышленному банкротству. В этом варианте мы будем вмешиваться через процедуру ускоренного банкротства, так как абсолютным приоритетом для нас является сохранение занятости и социальное благополучие наших граждан», — заявил вице-премьер.
9 марта правительственная комиссия по законопроектной деятельности предварительно одобрила законопроект, позволяющий вводить внешнее управление на предприятиях, которые решили свернуть бизнес в России. Главное условие такой «национализации»: более 25% компании должно принадлежать иностранным лицам из недружественных стран (тех, что вводят санкции против России). Внешнее управление будет вводить по решению суда, при этом у иностранной компании будет пять дней, чтобы возобновить деятельность и избежать этого процесса.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

На минувшей неделе несколько десятков иностранных компаний на фоне проведения спецоперации России на Украине отказывается в той или иной форме работать в России. Среди отказников – Ikea, H&M, Shell, BP, Intel, Oracle, SAP, Visa, Mastercard, Ford, Cartier и другие. Достоверной информации о количестве российских работников, занятых в иностранных компаниях и смежном бизнесе, нет. Но речь может идти о сотнях тысяч человек.
Никаких банкротных санкций нет
«Газета.Ru» решила выяснить правовые основы предложенных правительством вариантов. И последствия для иностранных компаний, выбравших наиболее жесткий путь реагирования на сложившуюся геополитическую ситуацию.
По оценке заместителя директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ Олега Москвитина, иностранным компаниям предоставлен абсолютно корректный и цивилизованный выбор. «Можно продолжить нормальную работу в любой форме и без препятствий. Или уйти и столкнуться при этом с действующими нормами банкротного законодательства России. Никаких специальных банкротных «санкций» за уход с нашего рынка на данном этапе нет», — говорит Москвитин.
В свою очередь председатель совета ТПП РФ по развитию потребительского рынка Александр Борисов не исключает, что «третий вариант» применения закона о банкротстве может обернуться «арестом активов, занятием производственных мощностей и использованием имеющихся запасов другим производителем того же профиля».
Также на основе ушедшей компании можно организовать другое производство на оборудовании, подключенном ко всем видам сетей. «Главное при этом, конечно, сохранение рабочих мест и коллективов», — добавляет Борисов.
Москвитин из ВШЭ при этом уточняет, что по действующему в России закону действительно можно упростить (ускорить) процесс банкротства. То есть перейти сразу в финальную стадию – в конкурсное производство так называемых «отсутствующих должников».
«Как ранее подчеркивал вне всякой связи с политической ситуацией Верховный Суд РФ, для запуска такого упрощенного банкротства достаточно любого из трех оснований», — поясняет Москвитин.
Причиной может стать то, что нет имущества или денег, необходимых для введения банкротства, нет операций по банковским счетам в течение года, а также подойдут другие признаки, которые бы свидетельствовали об отсутствии предпринимательской деятельности.
Очевидно, что, уходя с нашего рынка, иностранная компания гипотетически может попасть под одно или несколько таких оснований, считает Москвитин. «Так периодически случается с различными компаниями в России, вне зависимости от связи с иностранным капиталом. Иностранному бизнесу просто напомнили об этих прозрачных и понятных нормах», — говорит эксперт.
Вероятнее всего, в заявление вице-премьера Белоусова речь идет именно об упрощенной процедуре банкротства, которая применяется в ситуации принятия акционерами — иностранными лицами — решения о ликвидации и невозможности погасить все долги (более 300 тысяч рублей), согласна руководитель практики ФБК Legal Елизавета Капустина.
И еще останешься должен
Для иностранных компаний, если они решат уйти с российского рынка, существуют также риски привлечения к корпоративной ответственности по долгам, добавляет Капустина. Речь идет о субсидиарной ответственности (за счет личного имущества владельца компании) и взыскании убытков.
К субсидиарной ответственности привлекаются контролирующие лица компании, директор, члены совета директоров или другие сотрудники, которые определяю действия юридического лица. «Если активов компании недостаточно для закрытия задолженностей, то оставшееся взыскивают с контролирующего лица. То есть можно закрыть компанию и остаться при этом должником перед ее кредиторами», — говорит юрист.
С другой стороны, если у компании нет долгов, кредитов, она рассчиталась со всеми поставщиками, подрядчиками, а также выплатила зарплату и выходное пособие сотрудникам, то ее вряд ли ее получится обанкротить, считают эксперты.
«Другое дело — доказать преднамеренное банкротство. Доказывать преднамеренность банкротства нужно будет только в суде», — уточняет Капустина из ФБК Legal.
Выявлять основания для привлечения к тому или иному виду ответственности будет арбитражный управляющий. Или даже правоохранительные органы, предупреждает старший юрист юридической фирмы «Клифф» Маргарита Сидорова. «Для выявления первичных признаков преднамеренного банкротства арбитражный управляющий будет руководствоваться постановлением правительства № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства». Эти правила были приняты еще в 2004 году», — говорит юрист «Клифф» Сидорова.
Некоторые иностранные компании уходят из России не по идейным соображениям, а под серьезным политическим давлением у себя на родине, добавляет Москвитин из ВШЭ.
«Соответственно, допускаем, что многие компании были бы готовы и рады продолжить бизнес в РФ. Форма могла бы быть любой — и франчайзинг, и работа через российских партнеров, авторизованных представителей, и поставки через дружественные России страны», — говорит Москвитин.
Если одна из иностранных компаний не согласна с теми или иными действиями российских властей, она может попытаться отстоять свою позицию в международном арбитраже. «Однако, начинать надо будет с оспаривания вообще права на применение тотальных экономических санкций, из-за которых наносится ущерб всей мировой экономике», — заключает Борисов из ТПП.