Газ на соседнем острове. Может ли Япония выйти из проекта «Сахалин-2»

Газ на соседнем острове. Может ли Япония выйти из проекта «Сахалин-2»

Япония в раздумьях
На фоне антироссийских санкций японским компаниям Mitsui и Mitsubishi становится сложнее удерживаться в масштабном нефтегазовом проекте «Сахалин-2». Если Евросоюз и США надавят на правительство азиатской страны, Токио придется закупать сжиженный природный газ (СПГ) на спотовом рынке, где сейчас наблюдаются рекордно высокие цены. Общие потери в случае одностороннего выхода японских компаний из российского проекта могут составить до $15 млрд, пишет японское издание Nikkei.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Проект «Сахалин-2» реализуется на условиях раздела продукции. Главным оператором выступает компания «Сахалин энерджи». Контрольный пакет (50% плюс одна акция) принадлежит «Газпрому». Однако японские энергетические фирмы Mitsui и Mitsubishi в совокупности владеют более чем 20% акций — на их долю приходится 12,5% и 10% ценных бумаг соответственно. «Сахалин-2» производит 10 миллионов тонн СПГ в год, причем примерно 60% топлива идет в Японию.
Решится ли Токио на демарш
Мировой рынок СПГ, в отличие от трубопроводного газа, является дефицитным, свободный миллиард кубометров здесь ценится на вес золота. У японского правительства не будет эффективных рычагов давления на частные энергетические компании, чтобы убедить их в одностороннем порядке совершить политический демарш, подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

21 марта 17:03

«На «Сахалине-2» каждый из акционеров зарабатывает ежегодно миллиарды долларов прибыли в виде дивидендов. Одно дело, когда вы только заходите в добычный проект. Совершенно другое — когда этот проект уже работает, генерируя стабильную прибыль. Никто в здравом уме не будет останавливать денежный поток ради политической солидарности с Западом», — подчеркнул эксперт.
С ним согласился заместитель главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. По его словам, помимо экономической выгоды Mitsui и Mitsubishi российско-японской кооперации способствует ряд других факторов.
«Для Японии «Сахалин-2» — очень удобный проект. Доставка СПГ для Токио осуществляется с соседнего острова. Плюс для Японии очень важен контроль над ресурсной базой проекта. У азиатской страны нет своих крупных добычных месторождений», — объяснил Белогорьев.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Фактор мирного договора
Из-за японских санкций Россия в одностороннем порядке вышла из переговоров по мирному договору. В Токио назвали такое решение несправедливым.

19 марта 09:06

По словам Пикина, уход японских фирм из российского нефтегазового проекта станет в большей степени эмоциональным, чем прагматичным шагом.
«В Японии сейчас в большей степени уважают западные ценности, чем в самом Западе. В отличие от Евросоюза и США, Токио не проводил аресты частной собственности, ставил бизнес-интересы выше политических выгод. На Западе уже давно поставили на этом крест — они уже показали, что умеют конфисковывать имущество физических лиц не хуже большевиков в 1917 году», — указал аналитик.
Схожее мнение выразил Белогорьев. По его словам, выход Москвы из диалога по мирному договору по сути ничего не изменил в позициях двух стран — никаких сюрпризов в этом плане не произошло.
«После ухода Синдзо Абэ с поста премьер-министра обсуждение этого вопроса зашло в тупик. На фоне украинского кризиса Япония вернулась к риторике 80-х годов, больше не питая иллюзий по поводу договороспособности России», — резюмировал эксперт.
Помогут ли Японии Австралия и Катар

05 марта 19:22

Австралия и Катар являются ведущими поставщиками сжиженного газа на японский рынок. В 2021 году Австралия поставила Токио более 27 млн тонн СПГ, больше пришлось только на Китай — почти 32 млн тонн. Катар в свою очередь всего отправил в Азию почти 60 млн тонн топлива. Однако и Канберра, и Доха сейчас работают на пределах ресурсных мощностей, подчеркнул Белогорьев.
«Логистические затраты на перевозку СПГ из Австралии и Катара будут дороже российского транзита. Финансовые издержки Токио упадут только в том случае, если спотовые цены снизятся до $8 за 1 млн британских тепловых единиц. Пока же котировки и близко не стоят к этому уровню», — объяснил эксперт.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

Но даже без учета ценового фактора перевозок Австралия и Катар не смогут заместить экспорт российского СПГ на японском рынке. На долю Москвы приходится менее 10% от суммарного импорта Токио.
«Инвестиционный цикл Австралии уже завершился. Основной прирост предложения был зафиксирован в 2010-е годы. У Катара позиции чуть лучше — там планируют увеличение мощностей на 32 млн тонн. Однако эти объемы удастся реализовать не раньше 2026-2027 года. Последние ресурсы Доха ввел в 2011-м — Катар чисто физически не сможет нарастить поставки в Японию», — заключил аналитик.