«Газпрому» грозит разделение на три части

«Карфаген должен быть разрушен». Историографы эту фразу приписывают римскому полководцу Катону Старшему. Якобы все речи в римском сенате вне зависимости от их тематики он заканчивал этой фразой.

Так же, как и Карфаген, должна быть устранена монополия «Газпрома» на российском рынке голубого топлива. Причем в этом уверены представители российского энергетического рынка, а также их коллеги из числа западных покупателей и производителей углеводородов.

Почему сложилось это мнение? Все просто. «Газпром» считается газовым монополистом не только потому, что обладает самыми крупными в России (да и в мире) добывающими мощностями. Под его контролем есть и газоперерабатывающие заводы, и, самое главное, самая обширная на планете транспортная система. В ее состав входят более 170 тыс. километров магистральных газопроводов и отводов, а также 250 компрессорных станций.

Это позволяет «Газпрому» перекачивать около трети добываемого в мире газа (по разным данным, доля может доходить до 40%, а то и больше).

Но добыча голубого топлива у «Газпрома» медленно, но сокращается. По итогам этого года его производство, по оценке Минэкономразвития, упадет до исторического минимума. Согласно официальному мониторингу, в 2015 году общий объем добычи монополиста снизится до 414 млрд кубометров, в то время как еще в прошлом году он составлял 444 млрд. Первоначальный план добычи на 2015 год «Газпрома» составлял 485 млрд. Последняя оценка добычи «Газпрома» на текущий год (от 19 мая) составляла 450 млрд. Независимые эксперты приводят следующие цифры: за I полугодие добыча газа у «Газпрома» упала до 205 млрд. Набрать более 410 млрд у главной компании страны получится с большим трудом.

Но планы по внешней экспансии ведомства Алексея Миллера растут с каждым годом. Для всех наглядна реклама, непонятно почему крутящаяся по телевизору: газопровод «Сила Сибири» обещает нарастить поставки голубого топлива в страны Азиатско-Тихоокеанского направления как минимум на 30–35 млрд кубометров в год (есть планы строительства и других маршрутов, а это еще более 50 млрд кубов ежегодно).

Приплюсуем еще окончательно не погрязший в трясине геополитических интриг трубопровод «Турецкий поток». Еще существуют намерения строить «Северный поток-2». Да и «Северный поток-1» (оба направления — в Европу) пока действует не на полную мощность.

Даже если «Газпром» перенаправит всю свою добычу на экспорт, выполнить каждый из этих планов будет невозможно, ведь монополия служит основным поставщиком голубого топлива на газовые электростанции внутри страны (которые обеспечивают до 60% российской электроэнергии).

Как выйти из такой ситуации? Очень просто. «Газпрому» нужно дать возможность экспортировать газ независимым производителям, тем же нефтяным компаниям. Добыча газа у них растет, поэтому заместить недостачи «Газпрома» они смогут.

Но и у Евросоюза тогда будет меньше возможностей придраться к поставщикам топлива (главная из проблем заключается в том, что «Газпром» в Брюсселе считается монопольным производителем, а это нарушает правила Третьего энергопакета ЕС, поэтому российская компания не имеет права нарастить поставки европейским странам).

Есть и еще одна положительная сторона медали, в том случае, если «Газпром» расстанется с монополией. Но уже не только на экспорт, но и на транспортировку газа (а таковой, как уже говорилось, он обладает по сей день).

Соответствующая идея у российского правительства существует более 15 лет. Отдать магистральные газопроводы другому, пусть так же правительственному ведомству, развяжет руки тому же «Газпрому» в его судебных разбирательствах с европейскими странами, которые в настоящее время настроены крайне негативно как к газовой компании, так и к России в целом.

Выход есть. По словам замглавы ФАС Анатолия Голомолзина, на президентской комиссии по ТЭК могут поднять тему, направленную на развитие конкуренции на мировом газовом рынке. «Газпром» является собственником Единой системы газоснабжения. Именно он удовлетворяет заявки независимых производителей на доступ к системе. Идея разделения газового концерна по видам деятельности — на добывающий сегмент и на транспортировку и хранение, обсуждается участниками рынка довольно давно», — отметил Голомолзин.

Если это решение будет принято, оно решит сразу несколько проблем. Во-первых, падающую добычу «Газпрома» смогут заменить независимые производители газа. Во-вторых, Россия сможет подтвердить возможности и экспортный потенциал в европейском и азиатском направлениях. В-третьих, европейские инстанции (при разделении добывающей, транспортной и сбытовой составляющих «Газпрома») уже не смогут препятствовать нашей стране в поставках топлива на зарубежные рынки.