Глазьев в Крыму рассказал о ценах на нефть

– На повестке дня у нас технический прогресс и импортозамещение. Что можно сделать для привлечения частных инвестиций в российскую экономику?

– Для этого нужно, чтобы частный бизнес понимал значение прогресса. Кроме того, находился в среде, которая принуждает к инновациям и в то же время дает возможность аккумулировать средства. Для этого нужны длинные кредиты, потому что кредит в экономическом смысле это аванс для роста. Сейчас предприятия практически всю свою прибыль тратят на инвестиции, но при этом их объем падает. Это говорит о том, что наша промышленность работает на полном объеме своих финансовых возможностей. При этом ни для кого не секрет, что загрузка производственных мощностей составляет порядка 60 процентов. Значит, возможности расширять производство все-таки есть, но для этого нет средств.

Это связано с тем, что у предприятий обрабатывающей промышленности низкая рентабельность (3-4 процента), у населения долгов примерно столько, сколько сбережений — а рассчитывать, что сбережения появятся, не приходится.

И кроме как организовать кредитную эмиссию со стороны Центрального банка при участии Правительства для этих целей другого выхода не существует. Тогда частный бизнес получит доступ к финансам, а наша фундаментальная наука подключится со своим объемом знаний при наличии знаний.

– Правительство сообщило о расчете расходов на следующий год исходя из цены на нефть в 30 долларов за баррель. Ваш прогноз?

– В падении цены на нефть нужно искать полезные факторы, который связаны с удешевлением энергоносителей, сырьевых ресурсов. И не нужно создавать панику в связи с падением. Привязка бюджетных расходов к цене на нефть это следствие бюджетного правила, навязанная нам со стороны МВФ 10 лет назад в условиях больших нефтяных доходов. Раньше, как известно, никто не считал отдельно нефтяной и иной бюджеты. Сейчас это сыграло негативную роль для нашего развития. Вместо вклада в развития мы закапывали нефтедоллары в стабилизационном фонде и давали кредиты западным странам. Сейчас такой возможности нет, и нужно бюджет переводить на нормальные источники пополнения. Они у всех на виду. Мы теряем примерно триллион рублей от вывоза капитала через офшоры, еще пару триллионов теряем из-за теневой экономики и ее неправильного регулирования. Если ликвидировать эти теневые зоны и каналы утечки, можно спокойно компенсировать доходы по нефти. Кроме того, необходимо исправить ошибку, допущенную в период высоких цен на нефть, связанную с налогом на добычу полезных ископаемых. Этот налог должен был быть рентным и собирать деньги со сверхприбыли, а он был так создан,что трансформировался в налог с потребителя, лишь повышая цены на энергоресурс. При устранении этих искажений можно сверстать бюджет не хуже, чем в прошлые годы.

– Мы присутствуем на первом форуме школы «Техноспецназ-2015», организованном Союзом молодых инженеров и ДОСААФ. Сейчас в ходу слово «импортозамещение». Возможно ли подобное замещение товаров, относящихся к области высоких технологий?

– Возможно, если стимулировать этот процесс. У нас загрузка производственных мощностей в наукоемких отраслях составляет 20-30 процентов. Выпуск продукции может быть увеличен в разы, если опять же будут предоставлены кредиты, которые предприятия смогут использовать для роста производства. Но чтобы произвести продукции на 3 триллиона рублей, нужно иметь хотя бы 2 миллиона кредитов. А объем денежной базы второй год подряд сокращается. И предприятие не имеет возможности расширить производство, хотя после падения курса рубля ценовая конкурентоспособность нашей продукции выросла в два раза. И рынок позволяет с выгодой для себя производить и продавать. Но поскольку закредитованность предприятий сегодня составляет более половины оборотных средств, возможности расширить производство дальше отсутствует. Вместо импортозамещения это предприятие просто поднимает цену, чтобы попросту свести концы с концами. И ЦБ, стремясь подавить инфляцию через сокращение денежной базы, на самом деле ее усиливает. Потому что предприятия в отсутствие кредитов пользуются падением курса валюты, чтобы поднять цены и улучшить материальное положение. Это важнейшее направление, о котором много говорили, но которое очень слабо реализуется.

– Чем обернется продовольственная блокада Крыма со стороны Украины?

– Блокада Крыма организована преступниками, которые грубо нарушают законы государства и просто в коммерческих интересах пытается наложить лапу на поток товаров их Херсонской области. Это организованная группа, стремящаяся монополизировать сбыт овощей из Херсона и на этом нажиться. Вообще, если Петр Порошенко считает себя президентом, он должен обеспечить исполнение закона, а не поощрять криминализацию украинской экономики.

– Достаточен ли в России потенциал молодых инженеров на сегодня?

– У нас способны совершать героические поступки. Но заставлять их совершать каждый день уже не гуманно.