Иностранным энергокомпаниям запретили уходить из России

Иностранным энергокомпаниям запретили уходить из России

Сбежать не получится
Президент России Владимир Путин подписал указ о применении специальных мер в финансовой и топливно-энергетической сферах из-за действий недружественных стран. Документ запрещает совершать до 31 декабря 2022 года ряд сделок, касающихся участия иностранцев из недружественных стран в российских компаниях.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Ограничения распространяются на операции с ценными бумагами, составляющими уставные капиталы таких организаций, а также правами и обязанностями, долями, договорами, на основании которых в России реализуются инвестпроекты. Под запрет также попали сделки с акциями стратегических для России компаний и банков, а также с долями, правами и обязанностями в нефтегазовом проекте «Сахалин-1».
Фактически, зарубежные компании, которые ранее планировали уход с российского рынка и хотели продать акции в совместных проектах в стране, теперь не смогут этого сделать как минимум до 2023 года, объяснил «Газете.Ru» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.
«Путин подвел черту вокруг массовых планов зарубежных энергетических гигантов по уходу с российского рынка. Эта мера поможет снизить неблагоприятный инвестиционный фон в стране, который бы только усиливался по мере очередных заявлений компаний по бегству из России. Теперь до конца декабря сбежать не получится», — резюмировал Фролов.

02 марта 09:46

Инвестиционной деятельностью в России занимался целый ряд крупных зарубежных энергетических компаний. Среди них — британские BP и Shell, американские Baker Hughes, Halliburton, Exxon Mobil, французская Total, норвежская Equinor и другие.

BP
По мнению Фролова, больше других от указа Путина выиграет BP.
«У BP 19,75% акций в уставном капитале «Роснефти». Несмотря на все крики о желании уйти из России, британская компания до сих пор не распродала ценные активы. Теперь BP будет легче прикрываться указом, который, по сути, дал компании железное объяснение, почему ей приходится оставаться в России», — предположил энергетик.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Осторожная позиция BP по уходу с российского рынка объясняется крупными активами компании в стране, добавил Фролов. Британский холдинг владеет долями в трех проектах: «Таас–Юрях нефтегазодобыча» (20%), «Ермак нефтегаз» (49%) и «Харампурнефтегаз» (49%).

Total
Несмотря на прекращение финансирования проекта «Арктик СПГ — 2», свое присутствие на российском энергетическом рынке сохраняет и Total. Французам до сих пор принадлежат доли в проектах крупнейшего частного производителя сжиженного природного газа в России – компании НОВАТЭК.

03 августа 22:22

«До конца июля Total и норвежской Equinor принадлежали значительные доли в Харьягинском месторождении — 30% и 20% соответственно. Эти активы должны передать «Зарубежнефти».
Однако у Total остаются еще ряд выгодных вложений. Французы являются акционерами в «Ямал СПГ» (20%), «Арктик СПГ-2» (10%) и «Тернефтегаза» (49%)», — отметил Фролов.
В конце июля компания зафиксировала чистый убыток от обесценивания акций в совместных с НОВАТЭКом проектов на общую сумму $3,5 млрд. Несмотря на это, Total по-прежнему остается одним из крупнейших миноритарных акционеров на российском рынке сжиженного природного газа.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

Equinor
Норвежская Equinor работает на российском рынке более 30 лет. Помимо приобретения доли в Харьягинском месторождении компания участвовала в создании совместного предприятия «Севкомнефтегаз» для разработки Северо-Комсомольского месторождения на Ямале. После потери 20% в проекте у норвежцев еще остается ряд крупных активов на территории России.
С конца 2020 года Equinor выступает партнером в «Ангаранефти», владеющей лицензией на участок Северо-Даниловского месторождения в Иркутской области. Компания также владеет 49% компании «Красгеонац» (затем переименована в «АнгараОйл») с лицензиями на разведку и добычу нефти на участках в Восточной Сибири.

27 июля 19:30

«Equinor передала доли в четырех совместных проектах «Роснефти». Норвежцы повели себя честно, в отличие от тех же Total и BP, — заявили об уходе с рынка и ушли. Французы, например, в открытую заявили, что не собираются полностью отказываться от активов в России, так как боятся, что в противном случае ими завладеет Путин. Но норвежского гиганта вряд ли затронет указ президента», — считает Фролов.

Exxon Mobil и Shell
В начале марта руководство американской Exxon Mobil заявило о намерении выйти из проекта «Сахалин — 1», одного из крупнейших по объемам прямым иностранных инвестиций. Помимо американцев в проект активно вкладывался японский консорциум Sodeco (30%) и индийская государственная нефтяная компания ONGC Videsh Ltd. Именно по этой причине данный проект выделен в указе Путина, подчеркнул Фролов.
«В дочерней компании Exxon Neftegas Limited еще осенью прошлого года заявляли о намерении инвестировать в «Сахалин — 1» $5 млрд в течении пяти лет. После санкций американцы приостанавливали на проекте добычу, Exxon пытался всячески вырваться, в последнее время там сложилась запутанная ситуация. Но после указа выйти из проекта до конца года американцам будет крайне сложно», — объяснил Фролов.

21 июля 00:02

В наиболее курьезную ситуацию из всех зарубежных энергетических гигантов в связи с указом Путина попала Shell, добавил энергетик.
«Shell проводила самую честную политику после ввода антироссийских санкций. Они активно распродавали свои активы в России, в первую очередь, сеть автозаправочных станций. Особняком стоял выход из совместного с «Газпромом» проекта «Сахалин — 2». Из-за особенностей переговоров с китайцами о продаже почти 30% доли говорилось даже о риске потери до $5 млрд. Теперь же после указа Путина конкуренты Shell смогут успешно прикрыться этой ширмой, в то время как Shell с конца февраля уже понесла огромные убытки, их можно только пожалеть», — заключил Фролов.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_sponsored_bot:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_sponsored_bot’, {
‘p1’: ‘bwrhe’,
‘p2’: ‘fomx’,
‘pct’: ‘c’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235304”
});