«Мы 13 лет слышим мантру европейских политиков об альтернативе российскому газу»

«Мы 13 лет слышим мантру европейских политиков об альтернативе российскому газу»

Газовый рынок Европы 25 февраля показывает признаки стабилизации. Об этом свидетельствуют торги на газовом хабе TTF в Нидерландах. Накануне по результатам торгов цена контрактов на март превышали $1650 за тысячу кубометров — рост на +61,5%. Эту планку стоимость фьючерсов преодолела впервые с предновогодних пиковых значений 23 декабря прошлого года.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

В пятницу цена газа снизилась почти на 29%. На 18.20 мск мартовские закупки торгуются по $1145 за тысячу кубометров. Спады и подъемы цен объясняются главным образом обострением геополитической ситуации в Европе после начала российской военной операции в Украине. Волатильность газового рынка подогревается также резкими заявлениями европейских политиков.
Министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мер потребовал в пятницу обсуждения газового вопроса в рамках антироссийских санкций. «Мы с европейскими партнерами намерены обсудить вопрос газа. Это единственный экономический вопрос стратегического значения», — заявил французский чиновник.
Обсуждение газовой темы, или как уточнил министр «укрепление энергетической независимости Европы», планируется на ближайшем неформальном заседании глав минфинов ЕС в Париже.
О диверсификации поставок газа ранее в четверг заявлял и глава Минэкономики ФРГ Роберт Хабек. «Мы должны будем покупать газ, а также уголь в других странах в более значительном объеме, потому что мы не можем так сильно зависеть от страны, которая не соблюдает более международное право», — сказал немецкий министр.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Он высказался и по поводу российского проекта «Северный поток-2», поставленного в стоп-лист в связи незаконченной процедурой сертификации. По словам министра, запуск газопровода невозможен в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
Хабек заявил, что Германия будет отказываться от закупок российских энергоресурсов.
Волнуется тот, кому больше всех надо
Резкие заявления звучат из Германии и Франции по той простой причине, что эти страны, а также Италия и Польша, лидируют в ЕС по импорту российского газа, уточняет эксперт экономического отдела Института энергетики и финансов Михаил Журавлев.
В прошлом году Германия импортировала 48,2 млрд кубов, Франция — 11,5 млрд. При таких объемах потребления очень важна стоимость газа. Германия закупала российский газ относительно недорого. Среднегодовая экспортная цена газа в Германии в 2021 году составила $205 за тысячу кубов, в то же время для Италии, Франции и Польши она была выше, в среднем — $350$, уточняет эксперт.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

«Иными словами, отказ от российского газа обойдется Германии дороже, чем остальным странам ЕС. Более того, отказ от российской трубы, если он случится, пойдет вразрез с амбициями Германии по созданию газового хаба на своей территории», — говорит Журавлев.
Эксперты затрудняются давать прогнозы относительно стоимости газа в ближайшей перспективе. «Гадать не имеет смысла, так как ситуация меняется очень быстро. На цены оказывает большое влияние информационный фон», — говорит заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.
Но значительного потенциала для роста цен с текущих уровней эксперты не видят. «Экономика Евросоюза уже не выдерживает текущих цен, запас прочности практически исчерпан. Спрос на газ падает. При дальнейшем росте цен спрос просто ускорит падение», — говорит Фролов.
Цены на газ выдыхаются
Ранее зампред совета безопасности России Дмитрий Медведев не исключил, что стоимость газа для может вырасти до €2000. «Ну что ж. Добро пожаловать в новый мир, в котором уже скоро европейцы будут платить 2 тыс. евро за тысячу кубов газа!» — твитнул Медведев.
Маловероятно, что такой прогноз сбудется, считает Журавлев. «Но при условии, что с российскими газопроводами все будет в порядке, что «Северный поток — 2» запустят, и европейцы будут вовремя заполнять подземные хранилища газом», — говорит Журавлев из Института энергетики и финансов.
А вот санкционная риторика будет влиять на стоимость российского природного газа напрямую, считает Журавлев.
«Пока санкции не коснулись непосредственно экспорта, цена опустилась ниже $1300 за тысячу кубов. При текущем положении дел, без обострения ситуации в Украине, цена на газ может плавно вернуться к уровням ниже $1000», — говорит эксперт.
«Но кроме этого на рынке появился риск повреждения газотранспортной системы Украины в результате военных действий. Такой исход маловероятен, но если это произойдет, газ резко подорожает снова, предупреждает Журавлев.
Увести газ у Китая не получится
Эксперты скептически оценивают возможности замены российского газа поставками из других стран.
«Мы 13 лет слышим мантру европейских политиков об альтернативе российскому газу. Они каждый год «избавляются от зависимости от российского газа». Но избавиться никак не могут, Поинтересовался бы кто-нибудь из европейских политиков у своих компаний, собираются ли те отказываться от российского газа», — говорит Фролов.
По мнению Журавлева, для крупнейших импортеров Европы есть «аварийные варианты» замещения российского газа — за счет, прежде всего, сжиженного природного газа (СПГ) из США.
«Существует также гипотетическая возможность роста внутренней добычи газа в ЕС, в Норвегии и в Нидерландах (Гронинген). Но месторождение Гронинген закрывается из-за повышенных сейсмических рисков, а Норвегия вводит новые месторождения только для поддержания текущего уровня добычи», — говорит Журавлев.
Долгосрочным альтернативами российскому газу могут стать Иран и Туркменистан (строительство Транскаспийского газопровода). «Но эти проекты потребуют миллиардов инвестиций и много времени, не один год. К тому же, в случае с Ираном у Европы возникнет конфликт интересов с США, а в случае с Туркменистаном – с Китаем», — уточняет Журавлев.
По мнению экспертов, есть возможность импорта СПГ из Катара и Австралии, но большинство тамошних проектов нацелены на растущий рынок Китая и стран АТР.
По подсчетам Журавлева, даже треть экспорта из России в Европу (около 50 млрд м3) заменить в ближайшее время практически невозможно.
Эксперты указывают на три варианта развития событий для «Газпрома» в случае отказа ЕС от ввода в «Северного потока — 2» в эксплуатацию. Первый – обращение в европейский арбитраж. Второй — консервация трубопровода до «лучших времен» и демонтаж оборудования.
«Третий возможный вариант — продажа контрольного пакета акций европейским партнерам», — говорит старший эксперта Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев. Но более вероятным представляется именно продажа 51% акций монополиста в проекте, что принесет российской компании порядка €5-6 млрд.