«Vitol повторит латвийский трюк Shell»: компании нашли способ закупки нефти у России

«Vitol повторит латвийский трюк Shell»: компании нашли способ закупки нефти у России

Нефтяной демарш Vitol
Крупнейший независимый нефтетрейдер Vitol Group объявил о намерении прекратить закупки российской нефти к концу 2022 года. Согласно заявлению компании, уже во втором квартале значительно сократятся обрабатываемые Vitol объемы нефти из России. Подобные сценарии озвучиваются швейцарско-нидерландской сырьевой компанией, несмотря на отсутствие нефтяного эмбарго против Москвы со стороны ЕС.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Если нефтяной демарш Vitol еще можно объяснить резким ухудшением политических и экономических отношений ЕС и России, то поведение одного из ведущих игроков «дружественного» Москве индийского нефтерынка — компании Indian Oil Corporation — кажется довольно странным. Отказ контрагента от закупки российского сорта Urals с выгодной скидкой к Brent выглядит тем более символично на фоне неоднократных усилий США убедить Нью-Дели от закупок энергоносителей из Москвы.

05 марта 19:22

Однако кейсы Vitol и индийской Oil Corporation на самом деле сильно разнятся, подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев. В то же время и европейская, и индийская компании, по его мнению, не рискнут полностью отказаться от российского сырья, несмотря на его «токсичность».
«История с отказом индийской Oil Corporation от закупки российской Urals — единичный случай, ни в коем случае, не тенденция. Тем более под раздачу попали и другие сорта, включая Das, Eugene Island, Thunder Horse. Местным НПЗ нужна была низкосернистая нефть. Со стороны отказ Индии выглядит как политический жест, однако на деле все намного прозаичнее», — предположил аналитик.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Доля Vitol в российском нефтеэкспорте
Швейцарско-нидерландский сырьевой гигант до недавнего времени обладал значимой долей на российском нефтерынке. Однако ежегодные закупки Vitol уступали объемам торговли Москвы с китайскими контрагентами более чем в 10 раз, подчеркнул заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.
«Vitol входит в двадцатку крупнейших покупателей российской нефти. Ежегодно европейский сырьевой гигант приобретал у Москвы 3,5-5 млн тонн. Для сравнения, две крупнейшие нефтяные компании Китая закупают у нас порядка 50 млн тонн», — объяснил эксперт.

18 января 22:16

Он добавил, что европейская компания Vitol, не поступившаяся своей долей в крупнейшем мировом нефтепроекте «Восток Ойл», несмотря на западное санкционное давление, вряд ли откажется от многомиллионной торговли с Россией.
«Основу сырьевой торговли Vitol с Россией составляют долгосрочные контракты. То есть, закупка подавляющего объема нефти продолжится и после 2022 года. Даже если ЕС введет нефтяное эмбарго в шестой санкционный пакет, Vitol может повторить трюк Shell c «латвийской» нефтью», — предположил аналитик.
Британская энергокомпания ранее попалась на смешивании сорта российской Urals с латвийскими марками, выдавая получившуюся смесь за европейскую, отметил Фролов. Однако факт остается фактом — Shell продолжила закупать российскую нефть, несмотря на все свои «грозные» заявления по уходу с российского рынка.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

«Единственной потерей для российского бюджета станет отказ Vitol от своповых закупок сырья из Москвы. Речь может идти об условных миллионах долларов. Однако основная доля доходов по долгосрочным контрактам продолжит поступать в казну», — резюмировал Фролов.
Как России удержать нефтяных клиентов
На фоне возможных нефтяных ограничений, которые могут войти в шестой санкционный пакет ЕС против России, единственной реальной возможностью для Москвы удержать высокий спрос на марку Urals станет увеличение скидки на нее. По мере усиления санкционного давления Запада на Москву дисконт может вырасти на несколько десятков процентов, предположил Кондратьев.
«Уже сейчас Urals предлагается зарубежным контрагентам со скидкой почти $35 к Brent. Дисконт к индийской корзине, смеси местных сортов, составляет больше $30 за баррель. Для Нью-Дели российская нефть в любом случае останется в приоритете в среднесрочной перспективе», — пояснил эксперт.

09 апреля 00:30

Он добавил, что, если ЕС все-таки решится ввести серьезные ограничения на нефтяную торговлю с Россией, вплоть до эмбарго, наши компании будут вынуждены еще больше увеличить дисконт. Эта мера поможет сохранить ключевые позиции Индии и Китая в российском нефтяном экспорте.
«При биржевых котировках марки Urals $70 и стоимости Brent выше $100 российский бюджет, конечно, теряет миллионы долларов в сравнении с обычными скидками нашего сорта к североморскому $1-2 за баррель. Однако при текущем раскладе Россия может компенсировать убытки, резко нарастив объемы экспортной нефти в Азию», — отметил Кондратьев.
По его словам, в случае европейского эмбарго на нефтяную торговлю с Россией, дисконт марки Urals может достигнуть немыслимых ранее $40-50 к баррелю Brent.
Как это отразится на российском экспорте
Несмотря на скидку (почти 30%) для Urals, в начале марта 2022 года совокупный экспорт нефти и нефтепродуктов из России сократился на 31,8% — на 2,5 млн баррелей в сутки.
В то же время в Международном энергетическом агентстве (МЭА) предрекли еще больший спад для российского сырьевого экспорта уже в апреле — на уровне 3 млн баррелей в сутки, рассказали «Газете.Ru» в Институте энергетики и финансов.

05 апреля 19:11

Однако, по словам Кондратьева, даже с учетом нынешней негативной репутации российской нефти западные контрагенты могут в дальнейшем воспользоваться определенной «лазейкой» для обхода торговых ограничений с Москвой.
«Конечные потребители в Европе без проблем смогут найти других трейдеров кроме Vitol, которые согласятся продавать им российскую нефть. У того же «Лукойла» есть швейцарская «дочка» Litasco.
По схожему пути могут пойти и другие крупные сырьевые компании. В глазах европейских контрагентов такой способ покупки нефти будет менее «токсичным», чем прямые торговые контакты с Москвой», — объяснил Кондратьев.
Такой способ поможет обойти потенциальные санкции, ведь сырье будет закупаться в ЕС через трейдеров, находящихся в зоне влияния европейской юрисдикции. В итоге подобный вариант торговли поможет Москве частично компенсировать экспортный сырьевой спад, а европейцам — сохранить ключевого нефтяного поставщика, заключил аналитик.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_sponsored_bot:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_sponsored_bot’, {
‘p1’: ‘bwrhe’,
‘p2’: ‘fomx’,
‘pct’: ‘c’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235304”
});