«Волшебных валют нет». Стоит ли покупать юани и другую «экзотику»

«Волшебных валют нет». Стоит ли покупать юани и другую «экзотику»

В чем плюсы и минусы юаня
Юань сейчас – это одна из ключевых развивающихся валют, говорит эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Дмитрий Бабин. Экономика Китая — вторая по величине после американской. По внешнеторговому обороту страна также занимает второе место после США.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

А для России Китай – это крупнейший партнер в международной торговле. На фоне жестких антироссийских санкций между странами может вырасти объем торговых операций, в том числе и взаимных расчетов в юанях и рублях. Это делает юань более актуальной валютой для инвесторов. По словам Бабина, на Московской бирже уже наблюдается резкий рост объема торгов китайским юанем, что увеличивает его ликвидность.
Однако есть и недостатки. Например, китайская экономика сильно зависит от экспорта товаров и импорта сырья, она недостаточно диверсифицированная. Есть риск, что бирже китайского юаня может снижаться, в том числе, из-за действий китайских властей, направленных на повышение конкурентоспособности своих компаний на мировом рынке. Кроме того, есть геополитические риски, связанные с противостоянием Китая и США, а также территориальными претензиями Пекина.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

Недостатком является и то, что в Китае сохраняются элементы плановой экономики, а также государственный строй, который отличается от традиционных моделей развитых стран. Это создает как экономические, так и внешнеполитические риски, способные негативно сказаться на курсе китайского юаня, подчеркивает Бабин.
«Поэтому китайский юань больше подходит для краткосрочных спекуляций и среднесрочных вложений, направленных на защиту от обесценивания рубля. В более долгосрочном плане могут проявиться ключевые недостатки этой валюты», — полагает Бабин.
С ним согласен аналитик «Финама» Андрей Маслов. Он отмечает, что волатильность юаня несопоставима с волатильностью рубля, и он не пострадает от санкций, наложенных на Россию. Однако юань все же остается «рисковой» валютой развивающейся страны, «что не делает его хорошим вариантом для сбережений» в обычных условиях.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

Какие есть альтернативы юаню
Традиционные «защитные» валюты – это швейцарский франк и японская иена, говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. По его словам, россияне сейчас могут купить их без ограничения за рубли: например, через брокерский счет по биржевому курсу. Причем на такую валюту не распространяется комиссия в размере 12%, которую ввел ЦБ для долларов, евро, фунтов. Покупать ее выгоднее, чем просто брать ее у банка по его курсу, добавляет аналитик.
Однако и здесь есть «немалые риски», предупреждает Гойхман. Получить такую валюту со счета в наличном виде не получится. ЦБ запретил снятие со счетов любых валют, кроме долларов. Пока эта мера действует полгода, но срок могут продлить. А если конвертировать франки или иены в доллары, то это дополнительные расходы в виде комиссий и курсовой разницы.
Да и снять сами доллары наличными сейчас – это большая проблема. Поэтому воспользоваться франками или иенами реально, только если перевести их кому-то за рубеж либо продать их за рубли. При этом есть вероятность, что если ситуация стабилизируется, курс таких валют к рублю может снизиться, добавляет эксперт.
В качестве альтернативы также можно рассмотреть канадский и австралийские доллары, которые принадлежат развитым странам, рассуждает Андрей Маслов из «Финама». Однако такие валюты непросто купить. «А учитывая ограничения на выдачу долларов до сентября 2022 года, покупка валют западных стран, которые наложили санкции на Россию, уже имеет мало смысла, а возможности для их покупки, пожалуй, сводятся к нулю», — подчеркивает он.
Вообще проблема с инвестированием в какую-либо валюту сейчас заключается в том, что мы не можем спрогнозировать изменение курса рубля по отношению к ним, отмечает аналитик «Фридом Финанс» Елена Беляева. Дело в том, что стоимость любой мировой валюты по отношению к рублю считается через кросс-курс, то есть через курс рубля к доллару. Если в ближайшей перспективе (неделя-две) завершится горячая фаза военной операции на Украине, будут какие-то подвижки в переговорном процессе, то дальнейшего ослабления рубля по отношению к доллару может и не быть. Но если ситуация не улучшится, будут вводиться новые санкции, то падение стоимости рубля продолжится.
«Никаких волшебных валют, которые бы обещали стабильность, в текущем моменте нет», — заключает Беляева.