Запад намерен обойтись без нефти и газа из России. Почему это не получится

Запад намерен обойтись без нефти и газа из России. Почему это не получится

Призыв Маска
Гендиректор Tesla и SpaceX Илон Маск усомнился в возможности сиюминутного замещения российского нефтегазового экспорта в мире. По словам американского миллиардера, ведущим сырьевым поставщикам уже сейчас необходимо задуматься над увеличением добычи полезных ископаемых. Ставка на возобновляемые источники энергии, по его мнению, не способна в полной мере стать достойной альтернативой нефти и газу.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_adcenter:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_adcenter’, {
‘p1’: ‘bwrhb’,
‘p2’: ‘fomw’,
‘pct’: ‘a’,
}, {
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “442235190”
});

Накануне руководство США заявило о намерении снизить потребление российских энергоносителей и рассмотреть перспективу полного отказа от них. Схожие планы американцы пытаются навязать и Европе.
В начале 2022 года Штаты уже начали активно замещать российский газ в ЕС. Из 101 партии американского сжиженного природного газа (СПГ) более трети прибыло в европейские терминалы. В 2021 году Евросоюз закупил у Вашингтона рекордные 22 млрд кубометров топлива на €12 млрд. В начале 2022-го — еще на €4,4 млрд.
В январе 2022 года США впервые за долгое время обогнали России по сырьевому экспорту в Европу — 10,36 млрд кубов против 7,2 млрд. Однако перспективы по замещению нефтегазового потенциала Москвы на глобальном уровне по-прежнему остаются под большим вопросом.
Нефть

04 марта 19:47

Возможных претендентов на замещение России на нефтяном рыке в мире немного. С большими оговорками среди них можно назвать три — США, Венесуэла и Иран. Однако Каракас и Тегеран уже продолжительное время находятся под плотным покровом международных санкций, подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.
По его словам, Россия с учетом санкционного давления Запада из-за военной спецоперации на Украине серьезно сократила объемы поставок нефти. Но даже при таком раскладе у США, Венесуэлы и Ирана остается крайне мало шансов заместить Москву к декабрю 2022 года.

(function(){
var advPlace = document.querySelector(‘._s_banner_inread:not([data-adv-load])’);
var gap = document.createElement(‘div’);
gap.className = ‘rg’;
g_gazeta.addResizeListener(advPlace,function(el){
if(el.offsetHeight>10){
el.after(gap);
}else{
gap.remove();
}
});
})();
AdfProxy.ssp(‘._s_banner_inread’, {
‘p1’: ‘bryhb’,
‘p2’: ‘fcvb’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “432328918”
});

«Объемы экспорта российских нефтепродуктов до недавнего времени оценивались примерно в 7,3-7,6 млн баррелей в сутки. Ситуация вокруг Украины привела к их сокращению на треть — на 2,5 млн баррелей. Полное же эмбарго моментально подтолкнет биржевые цены на нефть выше $150 за баррель», — предостерег Громов.
В случае снятия нефтяных санкций с Венесуэлы и Ирана, эти страны к декабрю смогут увеличить сырьевое предложение в мире на 2,5 млн баррелей в сутки. Сланцевая нефть из США сможет добавить к этим показателям еще 1,5 млн.
«Иран уже давно ждет снятия нефтяных санкций и планирует в ближайшее время выйти на докризисный уровень добычи 4 млн баррелей в сутки. Сейчас уровень добычи в стране — 2,5 млн баррелей. Запуск новых мощностей возможен в ближайшие три–восемь месяцев», — объяснил эксперт.

03 марта 19:05

В случае с Венесуэлой этот процесс может затянуться на многие годы из-за тотальной нехватки инвестиций в сырьевую отрасль. Впрочем, резкое снижение финансирования нефтяного сектора наблюдалось последние два года и в США.
«До пандемии уровень реинвестирования в нефть превышал 79%. В 2020-21 годах показатели снизились до менее 30%. То есть почти все деньги шли на погашение долговых обязательств сланцевых компаний и выплаты дивидендов», — отметил Громов.
Среди ведущих нефтяных экспортеров есть еще три ближневосточные страны, которые при желании могли бы в совокупности увеличить мировое предложение нефти на несколько миллионов баррелей в сутки. Это Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, добавил он.

._s_banner_native3 {
position: relative;
z-index: 10;
float: right;
width: auto;
margin: 0 0 5px 20px;
max-width: 300px;
font: normal 13px/16px ‘Roboto’;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img__img {
display: block;
width: 100%;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored {
position: absolute;
top: 0;
left: 0;
padding: 2px 5px;
background: rgba(255,255,255,.7);
color: #333;
}
._s_banner_native3 .ad_native_img {
margin-bottom: 7px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_sponsored_clone {
display: none;
}
._s_banner_native3 .ad_native_title {
font: bold 16px/1.2 “Lora”, serif;
color: #595959;
margin-bottom: 5px;
}
._s_banner_native3 .ad_native_desc {
font: normal 13px/1.25 “Roboto”, sans-serif;
color: #505050;
}

AdfProxy.sspScroll(‘._s_banner_native3’, {
‘p1’: ‘bwjcl’,
‘p2’: ‘fjgk’,
‘pct’: ‘a’,
},{
‘begun-auto-pad’: “432328744”,
‘begun-block-id’: “439285592”
});

«Проблема в том, что все три государства входят в ОПЕК+. Текущий уровень ежемесячного увеличения добычи на 400 тыс. баррелей в сутки их полностью устраивает. Тем более, ряд стран, включая Россию, с трудом справляются с выполнением нынешних квот. Демарш одного из участников сделки автоматически поставит под сомнение существование всего соглашения», — резюмировал Громов.
Трубопроводный газ
Заместить трубопроводный экспорт российского газа будет невозможно — в мире попросту нет достойных альтернатив. Все ведущие мировые поставщики уже работают на износ. Из новых проектов можно выделить только газопроводы Midcat и Baltic Pipe. Первый должен увеличить поставки топлива в Испанию из Алжира и Марокко. Второй соединит подводной трубой Норвегию с Польшей и страны Балтии с Финляндией, отметил старший эксперт Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев.

03 марта 11:49

По его словам, к следующей зиме Осло может поставить в Европу дополнительные 10 млрд кубометров газа. Midcat прибавит к этим объемам еще 7-10 млрд кубов. Но эти цифры не идут ни в какое сравнение с экспортными мощностями Москвы — в одну только Европу в прошлом году с учетом Турции ушло около 178 млрд кубометров.
Еще более пессимистично оценил потенциал поставок норвежского газа замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.
«Из 125 млрд кубов произведенного в стране топлива на внешние рынки ежегодно уходят порядка 120 млрд. Резерва внутренних мощностей скандинавской страны не хватит даже на незначительное увеличение мирового предложения», — пояснил он.
Не лучше выглядят и экспортные перспективы Нидерландов, где находится крупнейшее газовое месторождение ЕС — Гронинген. С началом его разработки в 1963 году суммарные мощности оценивались в 2,9 трлн газа. На данный момент объект находится под угрозой закрытия, подчеркнул Кондратьев.
«В идеале Гронинген мог бы до конца 2022 года дать европейцам дополнительно 25-30 млрд кубов. Но из-за сейсмической опасности местные власти планируют полностью остановить добычу уже в 2024-м. Сейчас некогда одно из самых крупных мировых месторождений почти исчерпало себя», — указал аналитик.

02 марта 09:46

Еще одним вариантом замещения российского газового экспорта мог бы стать Азербайджан. Но и в этой стране резкое увеличение экспорта газа практически невозможно, отметил Фролов. Причина — недостаточный уровень инвестирования в транзитную инфраструктуру. Общие запасы на местном месторождении Шах-Дениз оцениваются примерно в 1,2 трлн кубометров. Однако из них лишь небольшая часть может отправиться на экспорт.
«Баку и ЕС связывает единственная труба общей мощностью 16 млрд кубов в год. 6 млрд из них предназначаются Турции. 2 млрд идут на Балканы и 8 млрд — в Италию. Даже если бы Азербайджан нашел возможность взять дополнительные 10 млрд кубов, он не смог бы их транспортировать за границу», — резюмировал Фролов.
СПГ
СПГ — единственный сырьевой сектор, который может частично потеснить российский газовый экспорт. Здесь очень многое будет зависеть от США и Катара — именно эти страны в ближайшее время могут нарастить поставки сжиженного топлива за рубеж, подчеркнул Громов.
По его словам, Катар сейчас может ежегодно производить 77,7 млн тонн (одна тонна СПГ эквивалентна 1,4 тыс. кубометров природного газа — «Газета.Ru»). Главная проблема в том, что 85% этих объемов уже законтрактованы. Из них 70% — ориентированы на азиатский рынок. У США базовые мощности на конец 2021-го составляли 72 млн тонн, пиковые же показатели достигали 87 млн тонн.
«До 2026 года поставки катарского СПГ в Европу могут увеличиться максимум на 16-17 млрд кубометров. К концу 2023 года мощности американских СПГ-заводов вырастут на 30 млн тонн. Сейчас свободными у Штатов остаются порядка 19 млрд кубов или 14 млн тонн», — объяснил Громов.
Поэтому уже в ближайшие месяцы США и Катар могут в совокупности отправить на мировой рынок СПГ дополнительные 35 млрд кубометров газа. Но даже эти показатели все равно будут в разы меньше российского газового экспорта, который оценивается в около 200 млрд кубов ежегодно, заключил он.