Беги

“Здравствуйте, Катя. Пишу к вам о том, над чем ломаю голову уже не первый год – как вырваться от родителей.
Но перед этим хотелось бы поблагодарить вас за книгу “Беги” – перечитывала ее несколько раз, и каждый раз она становится откровением. Мне стали понятны все мои неудачи в отношениях (оба моих парня подходили под категорию лайт-манипуляторов), и накрыло осознание того, что я чудом от них всех сбегала самостоятельно, пока не зашло слишком далеко. Спасибо огромное, вы как далекая старшая сестра, к которой не страшно обратиться, которая всегда поймет, где надо утешит, а где надо – вставит люлей)))

Ну а теперь к делу. Мне 23 года, и я все еще живу с родителями. Живем мы в достаточно большом городе – не областной центр, но и не деревня (~500 тыс чел населения). У нас двухкомнатная квартира, и живу я в одной комнате с младшим братом, которому не так давно исполнилось 16 лет.
Родители банально не выпускают меня из-под своего крыла.

Началось все достаточно давно, еще в те времена, когда когда я должна была поступать в институт.
Училась я хорошо, и баллы за ЕГЭ были вполне приличные. Подумывала о том, чтобы рвануть в Питер или областной центр, как делают многие выпускники нашего города, но не получилось.
Причина в маме: он была категорически против.

Ну как… она всю жизнь была мною чуточку недовольна. Знаешь, такое фоновое недовольство, и постоянные высказывания, что я все делаю не так – и руки у меня из жопы, и ничего-то я по дому не делаю, и тд и тп. Как ты понимаешь, к реальности это отношения не имеет. Она в принципе всю жизнь была достаточно авторитарна, как и отец (но о нем ниже), но в год моего поступления это вылилось в эпик.

Сначала она молча поджимала губы, и всем видом показывала свое неудовольствие. Потом начинала вслух выражать свои сомнения в том, что у меня получится. А когда я уже открытым текстом сказала, куда хочу поступать, разразился скандал. На меня кричали, что я неблагодарная дочь, что я не думаю о том, как меня будут содержать, что это огромные деньги, которых у семьи нет (сейчас понимаю, что на тот момент, да и сейчас, они с отцом вполне прилично зарабатывали, и могли себе позволить мое содержание), и вообще “засунь свои амбиции себе в ж@пу и поступай в родном городе!”

Собственно, так и получилось. При этом две мои подруги уехали – одна за границу, вторая в областной центр. Обе на платное, снимали квартиры, а тянули их мамы-одиночки.
Потом моя мама как-то вскользь обронила о том, что так же поступали с моими двоюродными сестрами – дескать, девки тоже рвались куда ни попадя, поскандалили для виду, все поступили в нашем городе, потом им подарили подарки, и они успокоились.

Короче, поступила я в нашем городе. Повезло, что он достаточно большой, и я смогла пробиться в лучший вуз, что у нас есть. Студенчество прошло… скучновато, скажем так. Все тусовки, танцы в клуба до утра и прочее прошло мимо меня по большей части. Начали куда-то отпускать только курса с 3-го, и то после грандиозного скандала из-за того, что я выставила в сеть фотки со своим парнем, где мы целуемся. Меня назвали “шлюхой с вечно кривым, недовольным старушечьим лицом”. Я в ответ послала ее в пешее эротическое, мы долго злились друг на друга, но в итоге пришли к перемирию. Кстати, эта тема с моим “шлюханством” негласно всплывает и сейчас (хотя я до сих пор девственница, представляешь масштаб катастрофы?).

Что касается денег – их у меня никогда не было. Ну как, они в семье были, но мне их не давали. Всегда был вопрос: “Зачем тебе деньги? Я тебе все куплю”. Ну да, действительно, зачем? В школе давали на проезд и на обеды и ни копейкой больше, в институте так же, но стало чуть полегче – появилась стипендия, на которую, слава небесам, никто не покушался. Да и сейчас зарплату не пытаются отобрать, хотя и были попытки контроля. Типа, отдай все мне, а я скоплю тебе на что-нибудь, типа шубы (которая мне никуда не упала, ТТХ пуховика меня устраивают гораздо больше), или первого взноса по ипотеке.

Еще она наезжает на то, что я слишком быстро трачу деньги.
Я просто не могу остановиться, всю жизнь у меня не было их в руках, и я не могла устроить себе мелкие подростковые радости, типа покупки кожаной юбки и покраски волос в тот цвет, который нравится мне. Компенсирую сейчас, вроде пока успокоилась, стараюсь копить.

Сейчас я устроилась на работу. Устроилась почти сразу после выпуска – в конце июня отгремела защита, а в начале сентября я уже была на работе. Выход на работу тоже сопровождался каким-то фоновым недовольством, типа я делаю все слишком медленно или вроде того. Как я сейчас понимаю, эскалация ситуации началась именно тогда. Я познакомилась с новыми, очень разными и интересными людьми, увидела, как они живут, и поняла, что моя жизнь – немножечко пиздец и болото. Личная жизнь отсутствует как класс уже 4 года, секса не было вообще ни разу, да даже банально круг общения сузился до одной подруги, и время я проводила исключительно за компьютером, никуда не выходила.

У меня появились мои собственные, личные деньги, которые принадлежали исключительно мне. Я чувствую, что стала гораздо более уверена в себе – начала покупать одежду, которая нравится мне, начал формироваться собственный стиль, я похудела, впервые в жизни подстригла и покрасила волосы, парни стали обращать на меня внимание. Еще наступило осознание, что я задолбалась приходить домой к определенному времени, отказывать подругам в совместных посиделках с ночевкой, вздрагивать от каждого звонка родителей с воплем “Ты где?! Почему не дома??”. Наступило понимание, что не только мои родители мешают мне жить, но и я мешаю им. О чем я, собственно, и сообщила. Что тут началось…

Наверное, мы скандалили друг с другом недели три. На меня орали, что я неблагодарная, швыряли мои вещи, орали, что выпустят жить только с мужем (а как устраивать свою личную жизнь в таких условиях, кто-нибудь мне скажет?) меня посылали в такие места, о наличии которых я даже не догадывалась… Короче, вылили мы друг на друга кучу помоев, и на этом все. Активное участие в этом принял отец – он перестал разговаривать со мной без мата, хамит (чего я, кстати, в его адрес не делала никогда), а недавно заявил, что раз мне насрать на семью, искала бы я квартиру да валила по добру-по здорову.

Я догадываюсь, почему он стал так реагировать – периодически слышала, как мать по-тихому передавала, что я говорю (даже если этого я не говорила), как я себя веду и вообще тварина такая.
Не понимаю, раз я такая хуевая, что же вы меня не отпустите на все 4 стороны?

Кстати, про “насрать на семью”. Мы тогда крепко поругались с отцом, его слова ранили меня до глубины души, как никакие другие прежде, и сейчас мы не разговариваем.
С ним у нас вообще отдельная песня. Мы мало общались до нынешнего времени. Ну как – общались, но вот так, чтобы плотно сталкиваться, очень редко. Все мое детство он либо работал как вол, либо бухал, а юность – просто работал, тк бухать здоровье уже не то.

Как сейчас помню: мне года четыре, зимняя ночь, я плачу на улице и прошусь домой, умоляю, чтобы он больше не пил, а он держится за дом и блюет себе под ноги. И такие эпизоды происходили регулярно.
Меня регулярно забывали в садике, ему было по барабану, как у меня дела в школе и то, что меня чморили всю начальную и часть средней школы (за что – до сих пор, если честно, не могу понять, вроде я ничего никому не делала, сидела книжки читала, не гадила), он даже отказался со мной танцевать во время торжественной части (в актовом зале) выпускного в школе в 11 классе, типа застеснялся. Потом, уже когда выпил, потанцевал в кафе, но настроение было испорчено безвозвратно.
Неужели я настолько хреновая дочь, что недостойна даже того, чтобы со мной танцевать?

И да, на заметку родителям – дети все помнят. Вообще все. Так что будьте осторожны со своими поступками и действиями по отношению к малышне.

В общем, такая вот ситуация. Сейчас мне подвернулся шанс снимать квартиру в том районе города, где работаю. На дорогу времени тратиться будет меньше, плюс платить за съем не придется, отдают чисто за квартплату. Однушка, малосемейка, но хотя бы не придется участвовать во всем этом балагане.
Но как представлю, какой меня ждет скандал, внутри все сжимается от ужаса. Хочу еще взять котенка, но как представлю, что за него на меня будут орать, начинает трясти. Чувствую себя безвольной аморфной кучей, рабой, которая должна сидеть рядом с матерью, пока она суетится на кухне, и выслушивать ее мнение обо всем.

Катя, я устала. Я безумно устала. Работа сжирает все силы, а теперь еще и это. Единственное, чего я хочу – чтобы от меня наконец отвалили. Хочу приходить в спокойный и тихий дом, чтобы моя семья здравствовала подальше от меня. Я хочу любви. Любви и банального человеческого тепла.
Хочу создать СВОЮ семью, чтобы бежать домой со всех ног, а не идти туда как на казнь. Хочу подбирать шторы, которые нравятся мне, стаканчики, мебель и прочее. Хочу, чтобы меня слышали и мое мнение учитывали, а не забивали на него, как обычно, со словами: “ты несешь какую-то херь!”

Спасибо, Катя, что прочитали эту простыню. Это крик души, разревелась пока писала. Спасибо за все. Здоровья вам и Джему.

* * * * *

Привет, милая. Да, я прочитала. Джем тебе привет передает. А еще кот, он уже стар, но все равно валяется на столе рядом с ноутом и поглядывает на то, как я бью по кнопкам.

У меня есть подруга, ей сейчас далеко за тридцать.
Она довольно успешная самостоятельная женщина, у нее свой небольшой бизнес и довольно устаканенная жизнь. Так вот, она говорит мне, что ее жизнь началась в 26 лет, и если бы можно было вернуться куда-то назад, то в любое время после 26, но ни за что не раньше.
В 26 лет она собрала вещи и сбежала от родителей. Ситуация там была очень похожа на твою. Она мне и сейчас говорит, если мы цепляем эту тему, что если бы тогда не подвернулась возможность сбежать, она бы выбросилась в мусоропровод.

Знаешь, ты вроде бы и вопроса не задала, но он же идет через все письмо. Не вопрос, а просьба. Звучит как “Пни меня, Кать, дай толчок наконец-то сделать это. Объясни мне, что мои мысли об уходе – они верны”.
Верны, дорогая. Абсолютно.

Знаешь, жизнь у тебя одна. Одна-единственная, и ни один год из этой жизнь ты вернуть не сможешь. И чем ты моложе, тем каждый этот год для тебя более ценен. И эти самые кайфовые годы ты проживаешь в страхе и борьбе. В том числе с самой собой.
Ты уже взрослая. Ты отучилась. Ты теперь зарабатываешь.
Ты наконец-то можешь жить.
Ты и раньше могла, просто сил не хватало. (Я вспомнила, что у меня есть еще одна подружка, она свалила от матери в семнадцать и сразу в другой город, она бросила даже учебу, чтобы сразу зарабатывать и жить. Уже лет десять прошло с тех пор. У нее все хорошо.)

Так вот, я не буду сейчас рассказывать, что твои родители тебя калечат. Ты и сама это понимаешь. Твоя задача сейчас одна – это прекратить. Просто прекратить.
Что тебя может удержать? Ты никогда не получишь одобрения от своих родителей. И добровольно, что называется, “с благословением”, они тебя не отпустят, даже не надейся на это.
Поэтому просто беги.

И задвинь на свой страх.
Что тебе мешает уйти? Страх. А страх чего? Поковыряй его глубоко.
Того, что они этого не примут? Не примут. И скорее всего, они не примут этого и через десятки лет. Потому что у них нет задачи тебя понять. Понять тебя – это признать, что они были жестокими с тобой. Ты же понимаешь, они никогда этого не признают.
Не признают в том числе и потому, что самое сладкое чувство – это власть. Даже власть над собственными детьми. И если человеку это нравится, он это так просто не отдаст, и даже останется обиженным на то, что собственность посмела вырваться из под власти. Поэтому ты никогда не получишь одобрения. Ты всегда там будешь виновата.

Ты знаешь, да, дети все помнят. Но на самом деле некоторым родителям это абсолютно пофиг.
Еще одна моя подруга (ей сейчас 36 и она давно вырвалась из дома) до сих пор иногда пытается проговорить матери свои боли детства. Ей кажется, что сейчас, когда она уже точно взрослая, она сможет донести, что так было нельзя.
И когда она говорит матери, что нельзя было забивать восьмилетнего ребенка ногами под стол, знаешь, что ей отвечает мать?
Ты сама виновата, ты так себя вела.

Чего ты боишься? Того, что будут орать? Того, что будут последними словами обзывать и манипулировать, мол, неблагодарная тварь, да мы тебя рожали, воспитывали, деньги тратили и бла-бла?
А ну и что?
Они и так это делают. Причем постоянно.
Не бойся. Просто не бойся. Зажмурься, если нужно. Ты – взрослая.

Вон даже отец тебе говорит валить. Так и вали.
Вали в свою собственную жизнь, в такую, где ты сможешь выбирать, что тебе носить, с кем общаться, с кем встречаться и как жить!
Вали и не оборачивайся.
Более того, даже втихаря вали, пока дома никого нет. Записку оставь, или не оставляй даже. Это неважно.
Просто уходи в свою собственную жизнь.
И ничего не бойся.

Сбегай пока туда, куда сбегается. В малосемейку, в комнату, куда угодно, вообще неважно, главное, из дома. Тем более подвернулась возможность. Тем более, ты уже работаешь и себя прокормишь.
Чуть позже (уже совсем скоро) станет немножечко легче. И ты сможешь трезво подумать, к какому следующему шагу ты готова. Не зря же ты упоминала Питер в начале.
Уверена, что ты однажды покинешь свой город. И чем дольше ты будешь без них, и чем дальше ты будешь от них, тем легче тебе будет.

Сразу предупрежу, это не отпустит тебя внутри. Будет беспокоить, ты почти наверняка будешь чувствовать вину, а они, наверняка, будут звать назад. Ну как звать…
Я не удивляюсь, если кто-то из них тут же “заболеет” и будет просить вернуться. Ну как просить… такие люди не просят, они давят и жмут.
Не ведись на это. Они взрослые, они не пропадут.
И никогда, слышишь, никогда не возвращайся в этот ад, потому что это твоя жизнь.
И она у тебя одна.

И это. Котенка пока рано заводить. Встань на ноги.
Встань на ноги крепко и в том городе, где ты захочешь быть.
Котики – это очень хорошо, но это потом.
Беги, милая, создавай свою жизнь. И живи ее так, как ты хочешь.
Живи так, чтобы не хотелось плакать по ночам.
Ты не первая, кто оказался в таком положении, и у всех получалось вырваться.
И ты сможешь.
Главное – сделай это. Ведь это самый сложный шаг.
________

© Екатерина Безымянная