Чего не знает о коррупции даже Навальный (часть 2)


Начало здесь. Рентная экономика позволяет осуществлять СВЕРХКОНЦЕНТРАЦИЮ национального дохода, что приводит к гиперразрыву в доходах между верхами и низами общества. Рентная экономика редко делает страну сверхбогатой (кроме случаев, когда она имеет большие природные богатства и маленькое население), но почти всегда приводит к чудовищному по масштабам расслоению общества на бедных и богатых. Путинская РФ занимает почетное первое место в мире по разрыву в уровне доходов между богатыми и бедными, являя пример самой несправедливой экономики в мире. Если, например, в благополучном ЕС суммарные доходы 10% самых богатых в 5-6 раз превышают доходы 10% самых бедных, то в нищей, по сравнению с Европой, России этот разрыв 30-кратный, то есть наши богачи еще богаче в среднем, чем их европейские собратья по элите, а наши бедные еще беднее европейских нищих.

Такое положение достигается за счет того, что правящий класс уничтожает любые механизмы, с помощью которых общество может отстаивать свои права. В первую очередь ликвидируется какая-либо оппозиция в политике. Формальные демократические процедуры сохраняются, но фактически выборы становятся безальтернативными. Как при совке народ мог голосовать только за блок коммунистов и беспартийных, так и при путинизме во всех выборах участвует только нерушимый союз воров (ЕР) и их шнырей в лице КПРФ, СР и ЛДПР. Сами понимаете, что реальная демократия с клептократическим режимом несовместима, потому что в этом случае партии, отстаивающие интересы большинства, всегда будут доминировать в парламенте, и верхушке придется с ними считаться. Проблема решается очень просто – все партии, политические и общественные лидеры, которые не устраивают элиту, просто зачищаются (иногда с помощью пистолета, если избирком не справился).

Свободные СМИ? Ха-ха, смешная шутка. В информационном поле давно уже тотально господствует госпропаганда. Если власть не может что-то взять под контроль, например, Интернет, она его кастрируют с помощью технических ограничений, яровых законов и точечных репрессий против блогеров и фотожаберов. Благо, что судебной системы в РФ давно уже не существует, суды из инструмента правовой защиты превратились в элементы карательной системы. Полностью ликвидировано в РФ и местное самоуправление, которое по закону у нас отделено от государства. Но на практике выбранный президентом губернатор выбирает мэров – вертикаль госвласти пронизывает общество сверху донизу.

Осталось выяснить, кто выбирает в России президента. Его выбирает тот, кто контролирует телепропаганду, а ее контролирует сам президент, который, получается, сам себя и выбирает. После чего он выбирает членов правительства, генпрокурора, всех судей, генералов, глав ЦБ И ЦИК (тот, в свою очередь следит, чтоб на выборах побеждали только выбранные президентом партии и кандидаты). Что совсем уже неудивительно, президент выбирает (из числа своим друзей, конечно) глав сырьевых корпораций и «королей госзаказа». В итоге в стране складывается совершенно средневековая патримониальная модель управления, при которой обратной вся полнота власти сконцентрирована в руках узкой группы лиц, обратной связи между правящей верхушкой и бесправным быдлом в принципе не существует, а элита превращается в замкнутое сословие, передающей власть и собственность по наследству. Это, кстати, и есть та самая монархия, за которую так ратует Игорь Стрелков.

Теперь пришло время задаться риторическим вопросом: как же народ мог такое допустить? Дело вовсе не в «генетической неполноценности» русского народа, который, дескать, внутренне предрасположен к рабству, склонен к патернализму и испытывает оргазм, когда его порет крепкая барская рука. Нет, конечно, предрасположенность к рабству и прочий мазохизм у русских имеют место быть, и это глупо отрицать. Но главная причина ренессанса феодализма – рентный характер экономики.
Если львиную долю первичного дохода общества составляет природная рента, и этот первичный ресурс почти полностью концентрируется в руках феодальной верхушки (напомню, что 80-90% сырьевой маржи присваивает себе государство, контролируемое путинской клептократией), то получается, что население находится почти в тотальной экономической зависимости от государства. ЛОЯЛЬНОСТЬ по отношению к власти становится залогом существования для населения, поскольку государство становится основным, а в некоторых случаях и единственным работодателем.

В стране 60 миллионов рабочих мест, из которых примерно половина приходится на госслужбу (чиновники, военные, менты, пожарные, вертухаи, научные сотрудники) и бюджетную сферу (учителя, медики, библиотекари, соцработники и прочие работники ЖКХ, МУПов и ГУПов. Из оставшейся половины 50% рабочих мест в экономике принадлежит госсектору (сырьевые госкорпорации, госбанки, РЖД, ВПК, энергетика, авиапром, судостроение, госпропаганда и т.д.). Для значительной части как бы частных предприятий государство является единственным клиентом (например, для дорожно-строительных компаний), а зачастую они опосредованно контролируются чиновниками.

В этой ситуации открыто выступать против государства и его бенефициаров означает кусать длань кормящую, но пока государство хоть и скудно, но наполняет населению миску, оно будет проявлять позорнейшую рабскую преданность хозяину. Очень наглядно подобная ситуация проявляется в Венесуэле. На улицы выходит протестовать против диктатуры Мадуро, доведшей страну до голода, средний класс (в основном студенты и мелкие бизнесмены), а низы общества, которые более всего пострадали от экономического кризиса, к восстанию не присоединяются, потому что власти выдают им бесплатные талоны на еду (чтобы отоварить их, нужно несколько часов отстоять в многокилометровых очередях). Те, кого уличат в нелояльности режиму, рискуют потерять продуктовые талоны, и это серьезный довод в пользу пассивной поддержки власти. Интересен вопрос: откуда Мадуро берет продовольствие для бесплатной раздачи нищему населению? Ага, верно – оно покупается за валюту, вырученную от продажи нефти, которая осталась даже не основным, а единственным источником существования этого рентного государства.

Как видим, население Венесуэлы, ведет себя столь же рабски-терпильно, как и россианское, хоть там и не было многовекового крепостного рабства или «сталинизма». Бытие определяет сознание, люди ведут себя, как рабы именно в случае зависимости экономики от природной ренты, которая и порождает коррупцию и авторитаризм, вплоть до его высшей формы – фашизма.

И наоборот, в тех странах, где нет больших запасов природных богатства, население, хоть и бедное, но проявляет свою гражданскую позицию гораздо активнее, чем путинские рабы, и не позволяет утвердиться у власти коррумпированным диктаторским режимам. Рассмотрим три постсоветских страны – Грузию, Молдавию и Эстонию.

За счет чего эстонская экономика, не имеющая почти никаких сырьевых ресурсов, обеспечивает своему населению среднюю зарплату, эквивалентную $1500? Вы что-нибудь слыхали про эстонскую коррупцию? Почему у них нет терроризма, политзаключенных и олигархии, зато есть плюрализм в СМИ, свободные выборы и регулярная сменяемость власти? Исторически и ментально эстонцы ничуть не меньшие рабы, чем русские, они веками были на своей земле людьми второго сорта, батрача на немецких и шведских баронов, испытывая не только экономический, но и культурный гнет. Советское прошлое у нас общее, в досоветское время в Эстонии царила полуфашистская диктатура, которая никак не могла научить эстонцев свободе. Однако, сегодня у них реально сложилось правовое демократическое государство.

Молдавия и Грузия, напротив, страны очень бедные, но демократические институты там укрепились и обеспечивают мирную и безболезненную сменяемость власти. Успехи Грузии в борьбе с коррупцией широко известны. Эстонию, Грузию и Молдавию объединяет одно – отсутствие серьезной рентной базы в экономике. Нет ренты – нет сверхконцентрации национального дохода в руках элиты, нет диктатуры, нет коррупции, как значимого экономического фактора, нет жуткого социального расслоения.
Даже если сравнить две среднеазиатские республики – Туркмению и Киргизию, то в первой мы наблюдаем жуткий концлагерь и восточную монархию во всем ее варварском великолепии, а во второй – реально работающие демократические механизмы ротации власти. Туркмения обладает большими запасами газа, у Киргизии нет углеводородных богатств. Хотя ее пока нельзя признать демократической страной, она находится, как говорят политологи, в транзитном состоянии, то есть движется от авторитаризма к демократии (в Грузии и Молдавии тоже транзитные режимы).

Так вот, если подвести промежуточные итоги, то однозначно можно констатировать: сырьевая рента, доминирующая в экономике, неизбежно порождает авторитарную диктатуру, для которой коррупция становится эффективным инструментом концентрации богатств в руках правящей верхушки. И что самое печальное, никакими демократическими «прививками» эта болезнь не лечится.

Наглядный пример тому дает Украина. Демократические институты не помешали прийти к власти такому убожеству, как Янукович, который, вполне честно победив на выборах, утвердил в стране господство своего криминально-олигархического «донецкого» клана, вскормленного экспортно-сырьевым (угольно-металлургическим) сектором украинской экономики. Коррупция при Януковиче расцвела просто фантастически (хотя до путинских масштабов она, конечно, не дотягивала).

Майдан покончил с зарвавшимся коллекционером золотых батонов, к власти пришел не связанный с сырьевой рентой олигарх Порошенко. И что, неужели коррупция в стране побеждена? СМИ стали свободнее после перевыборов в Верховную Раду? Социальной справедливости прибавилось? Олигархия исчезла? Принципиально ничего не изменилось и не изменится, пока не начнет меняться рентный базис экономики Украины.
Украинский пример очень полезен для России, потому что весьма убедительно доказывает: при замене плохих коррупционеров на честных революционеров в системе управления чуда не происходит, коррупция и олигархия не исчезают. Даже демократические реформы самой системы управления (политический плюрализм, независимые суды, парламентаризм, свобода СМИ, конкурентные выборы и прочие фетиши) не способны предотвратить приход к власти авторитарной диктатуры. И уж тем более демократия сама по себе не делает народ богаче и счастливее.

Знаю, какой вопрос вертится на языке у многих читателей: если коррумпированная элита изымает экспортные доходы от сырьевой ренты в бюджет, а потом их безнаказанно разворовывает, то что ей мешает тем же макаром разворовывать налоги, собираемые с реального сектора? Это принципиально невозможно – отвечу я вам, и легко это докажу.
Сегодня весь годовой экспорт РФ, включая несырьевой составляет менее $300 млрд. (в годы путинской нефтяной халявы он доходил до 560 миллиардов). Несмотря на падение рентных доходов и тяжелый экономический кризис в стране, путинская сырьевая аристократия чувствует себя превосходно. Состояние богатейших российских олигархов выросло за 2016 год на 20%, Путин выстроил себе новый дворец, Сечин прикупил НПЗ в Индии, Усманов приобрел самую дорогую яхту. За счет чего этот праздник жизни?

Коррупция, как я говорил, является эффективным инструментом перераспределения ресурсов в пользу правящей верхушки. Путинские друзья богатеют за счет увеличения присваиваемой доли национального дохода, что компенсирует выпавшие объемы рентного гешефта из-за обвала цен на сырьевом рынке. Но население при этом обеднело не сильно – его доход упал всего на 20%, если верить Росстату. Элитка жирует за счет практически полного обнуления затрат на амортизацию основных фондов, в первую очередь именно в нефтегазовом секторе, который в РФ всегда был основным потребителем инвестиций.

Вас интересует, почему финансовая прокладка «Роснефтегаз», владеющая контрольным пакетом акций «Роснефти», а также частью акций «Газпрома» недоплатила в бюджет 100 млрд. рублей дивидендов за прошлый год? А почему эта шарашка, не ведущая никакой экономической деятельности (весь штат «Роснефтегаза» 10 человек) нарисовала в своей отчетности убыток в 90 миллиардов? Так все просто: сырьевые корпорации перечислили своему номинальному собственнику сотни миллиардов чистой прибыли в виде дивидендов, а оттуда их просто сп…дили, даже не заморачиваясь отмывкой через бюджет и систему госзакупок.

Украдены доходы от контрабандных поставок нефти. Так по данным ФТС в 2015 году в США поставлено нефтепродуктов на $3 млрд., а американская статистика зафиксировала нефтяной импорт из РФ на $9 млрд. Германия закупила у русских нефтепродуктов на $ 27,1 млрд. при том, что официально РФ поставила туда продукции всего на $ 10,9 млрд. Только по двум странам прямые хищения составили 23 миллиарда баксов. Это исчерпывающе объясняет, почему при росте мировых цен на энергоносители «Роснефть» и «Газпром» имеют отрицательный денежный поток.

Объясню, что это такое. Отрицательный денежный поток, скажем в 200 млрд. руб., означает, что компания потратила денег больше на указанную сумму, чем получила за тот же период выручки. Денежный разрыв может быть закрыт за счет накопленных ранее резервов, за счет привлечения заемных средств, продажи активов, но если 200 миллиардов убыло, то где-то на ту же величину прибыло. Официально на эти миллиарды госкорпорации наращивают капвложения, но в реальности инвестиции происходят только на бумаге. Вы не верите, что путинская братва способна на такую наглость? Это зря! Если верить бравым отчетам «Газпрома», то он за восемь лет инвестировал сам в себя более $300 млрд. За то же время его капитализация упала с 350 до 50 млрд. баксов. Вы можете объяснить этот фокус?

Теперь расскажу, почему ничто подобное принципиально невозможно, например, в Германии, экспорт которой стабильно составляет около триллиона долларов в год. Учитывая, что население Германии почти вдвое меньше, чем в РФ, получается, что экспортная «удойность» одного немца в шесть раз превышает таковую у россианца. Но при этом германская элита принципиально не может присвоить себе ни 70%, ни половину, ни даже двадцатую часть этой гигантской суммы. Все дело в том, что ФРГ… (Продолжение следует).