Лучший мэр России! Берите пример и завидуйте Новороссийску!

Игорь Дяченко – мэр Новороссийска, и это очень крутой мэр. В России не принято хвалить чиновников, но, мне кажется, талантливых людей надо поддерживать. Недавно наткнулся на «Фейсбук» Игоря Алексеевича и был просто поражен тем, насколько он крутой! Никогда бы не подумал, что в провинциальном российском городе мэр так разбирается в современных тенденциях урбаниситики, вопросах транспорта и архитектуры. Вот увидите, через пару лет в Новороссийск будут приезжать профессоры со всего мира и удивленно смотреть на город, причитая, как же у них так получилось! А Игорь Дяченко непременно будет читать лекции в лучших университетах мира.

В «Фейсбуке» мэра можно зависнуть на несколько дней. Хочется его цитаты распечатывать и развешивать на билбордах по всей России. Собрал для вас лучшее из его записей. Только посмотрите, какие чиновники есть в России:

Новороссийск должен быть удобным для всех! Хороший город — тот, в котором людям хочется бывать на улице. Если в городе хорошо себя чувствуют более уязвимые граждане — дети, старики, инвалиды, люди с низким уровнем достатка, — значит комфортно и остальным. Принципы хорошего города таковы: приоритет отдается пешеходам и велосипедистам, а не автомобилям. Если говорить о передвижении по городу, на первом месте общественный, а не личный транспорт. Общественные пространства должны быть безопасными и приятными для всех.

Мне говорили: «Игорь Алексеевич, не будь таким упрямым, тут и так машинам негде парковаться!». Но почему это должно меня волновать? Вы же не спрашиваете
мэра, где вам хранить свои вещи.

Идти по тротуару шириной два метра — всё равно что находиться в помещении с аналогичной высотой потолков. Почему мы не начнем думать по-другому? Почему мы не структурируем часть наших городов, создав больше пешеходных зон и велодорожек длиной в сотни километров? Я мэр Новороссийска всего три года. За это время мы построили 24-километра новых улиц исключительно для пешеходов и велосипедистов. Мой принцип простой: сначала пешеходы, затем велосипедисты и в последнюю очередь — машины. Тротуары — наиболее важный элемент инфраструктуры демократического города и самый важный элемент транспортной системы.

Разница между прогрессивным и отсталым городом заключается не в качестве автодорог или метро. Она заключается в качестве пешеходной зоны. Я видел большущие шоссе в африканских городах, где у многих людей нет воды. И метро — тоже не признак благополучного города. В ужасных городах тоже есть метро. Самая большая проблема Новороссийска — автомобили, припаркованные на тротуарах. И их будет очень сложно оттуда убрать. Припаркованная на тротуаре машина указывает на недостаток уважения к пешеходам и пространству человека. Париж снизил количество парковок на 10 тысяч мест, чтобы освободить место для велодорожек. Чем Новороссийск хуже?

Чтобы объяснить жителям Новороссийска, что тротуары — вовсе не родственники автодорог, мы запустили рекламу, где говорилось, что тротуары — это не дорожки по обеим сторонам проезжей части, а возможность поиграть, посмотреть город, пообщаться о бизнесе, поцеловаться. Тротуар — это родственник парка и дальний родственник улицы. Раньше дороги в Новороссийск строили вообще без тротуаров. Когда мы начали строить широкие дороги, то оставили место для пешеходов, деревьев, фонарей и лавочек. При этом тротуары продолжаются даже на перекрестках. Так мы подчеркнули, что не пешеходы внедряются в пространство автомобилей, а наоборот.

Есть большая опасность для многих городов мира — торговые центры. Когда они замещают общественные пространства как места встречи людей — это симптом. Он говорит нам о том, что город болен и страдает. Представьте, что вы турист, который приехал в Омск, Москву или Новороссийск, и вы спрашиваете в отеле: «Куда мне можно пойти погулять и людей увидеть?» А вам отвечают: «Здесь неподалеку есть отличный торговый центр!» Ни одному человеку не захочется снова вернуться в такой город. Если закрыть мне глаза, отвезти в любой город России и поставить посреди торгового центра, я не смогу ответить, в каком городе нахожусь. Все торговые центры одинаковы: деревьев нет, архитектуры нет, погоду не чувствуешь, море не видишь, речку не видишь и сам город не видишь.

Не должно быть слишком высоких зданий. Лично я больше всего люблю постройки в 6–10 этажей. Но важно не то, сколько этажей в здании, а то, что происходит с общественным пространством, когда здание касается земли. Уютное ли это место, комфортно ли будет людям там ходить, играть, гулять, разговаривать? Архитектурные награды в первую очередь стоит давать людям, которые смогли внедрить в общественное пространство здания, не нарушившие, а улучшившие его. Людям плевать, насколько высокое здание, главное, чтобы им было уютно рядом с ним находиться.

Когда я стал мэром Новороссийска, то вместо уютного пешеходного пространства я увидел пространство, которое занимают автомобили. Здесь было неуютно играть, гулять и целоваться. Парковка должна быть под землей, либо же на первом этаже, но никак не вокруг дома. Тем более если это жилой дом. В данном случае пространство вокруг здания важнее самого здания. В конституции прописано много прав: право на образование, право на здоровье, на жилье. Но там ничего не написано о праве на парковку. Это неконституционное право граждан.

Посмотрите, какими новороссийские площади были 40–50 лет назад, и сравните их с современными. С площадей нужно убирать автомобили и палатки с продавцами. Сейчас подобным занимаются во всей Европе. Если хотите, чтобы в Россию приезжало больше туристов, освободите площади. Когда люди приезжают в незнакомый город, им хочется гулять по нему пешком. Например, люди платят огромные деньги в Диснейленде, чтобы просто походить по нему, покататься на аттракционах и не видеть там автомобилей.

Набережные — это источник радости, дар Божий. В хороших городах они не должны быть закрытыми и частными. В Новороссийске мы боролись с приватными клубами, которые хотели отделять набережные высокими стенами. Но не должно быть так, что вдоль моря строятся частные дома, превращающие набережную в закрытую зону. Между частными домами и водой нужно создавать общественное пространство.

В ХХ веке шоссе стали прокладывать вдоль рек, а теперь мы об этом жалеем. В 1960–1970-х годах президент Жорж Помпиду распорядился строить в Париже автодороги вдоль реки. Со временем пришлось признать, что это было ошибкой: дороги уничтожают всё волшебство набережных. Теперь парижане еженедельно закрывают автодороги на один-два дня, а летом — на целый месяц.

Для кого существует город: для машин или для людей? Чем более город дружелюбен к автомобилям, тем менее он дружелюбен к людям. Большие города — это заборы, ограничивающие вашу свободу. Чем больше в вашем городе автомобильных дорог, тем меньше места остается для вас.

Города существуют пять тысячелетий, машины ездят по ним только последние 80 лет — это очень короткий срок. И мы должны понимать, что цивилизация была еще до автомобилей. Не нужно думать, что до их появления мы были динозаврами или жили вместе с динозаврами. Взять, к примеру, Париж XVIII века — очень продвинутый город, который цивилизованно жил и без машин. То же касается Нью-Йорка. Было время, когда и по Новороссийску не ездили автомобили, но это был богатый и весьма развитый город.

За последние 80 лет мы всё больше уступали города автомобилям. А в конце ХХ столетия поняли, что допустили ошибку. Сначала в Европе, а затем и во всем мире города стали отбирать пространство у автомобилей и возвращать его людям. Этот процесс происходит последние 20–30 лет. Например, Бродвей — одна из самых популярных улиц в мире. Полтора года назад половину улицы забрали у автомобилей, чтобы отдать пешеходам. А в некоторых частях Бродвей стал исключительно пешеходным. Это не демократия — отдавать машинам всё больше места, чтобы они быстрее ездили. Мы делаем круговые объезды для удобства автомобилей, а людей загоняем под землю. Раньше Новороссийск принуждал людей жить под землей — это ужасно. Давайте лучше загонять под землю машины, а люди пускай ходят по улицам!

Покажите мне хотя бы один город в мире, где проблема пробок решилась достройкой дорог. Проблема лишь отступала на несколько лет, но потом пробки снова появлялись. Можете отдать машинам всё пространство, и всё равно пробки будут те же самые. Чем больше пространства вы отдаете машинам, тем больше их появится. Нужно сократить это пространство. Это политическое, а не техническое решение.

В лучших городах мира большинство людей используют общественный транспорт. Думаете, это потому, что им нравится экология или они без ума от общественного транспорта? Нет. Люди пользуются общественным транспортом, потому что они вынуждены это делать. Есть ограничения для въезда автомобилей, нельзя найти парковку или она очень дорогая.

Возможность быстро добраться из пункта «А» в пункт «Б» и дорожные заторы — разные проблемы c разным решением. Настоящую мобильность может обеспечить только массовый транспорт, но каким бы он ни был, пробки не исчезнут. В лондонском метро 1 800 километров путей, но заторов на дорогах всё равно так много, что администрация вынуждена была ввести плату за въезд в город. И есть только один способ решить проблему пробок — ограничить автомобильный транспорт. И самый логичный способ это сделать — ограничить количество парковочных мест. В Париже, например, за последние семь лет закрыли 14 000 мест для парковки.

Сколько бы пространства вы ни отвели автомобилям, их не будет меньше. Мосты нужно строить для автобусов, поездов метро и пешеходов, не для автомобилей. Таким образом вы заставите людей пересаживаться в общественный транспорт.

Города могут легко решить проблемы мобильности, отдав приоритет в использовании дорожных пространств общественному транспорту. Как видите, это вопрос политический, а не технический. Каждой своей деталью город должен отражать, что его жители священны, что приоритет в этом городе — люди, а не автомобили. Когда вы только начинаете убирать автомобили с улиц и расширять их для пешеходов, это всегда очень сложно. Но затем жителям всё больше и больше это нравится. В результате они хотят, чтобы улиц с широкими тротуарами в городе становилось всё больше и больше.

Для человека с небольшим достатком велосипед — это серьезная экономия. Велодорожки — это символ демократии. Это означает, что каждый гражданин, который едет на велосипеде за 2 000 рублей, так же важен, как гражданин, который едет на машине за 2 000 000 рублей.

Велосипедный транспорт — очень серьезный вопрос. Он требует серьезного инвестирования в инфраструктуру. Если мы хотим, чтобы люди ездили на велосипедах, нужно создать для них должные условия. Так поступили в Европе. В Нидерландах даже зимой, когда выпадает снег, студенты приезжают в университеты на велосипедах. В Дании велосипедные дорожки защищены пешеходными тротуарами. И это не архитектурное украшение, а реализация права людей на безопасное передвижение. Нужно защищать велосипеды от автомобилей, как в Лондоне, Нью-Йорке. Защита велосипедных дорожек указывает на статус велосипедистов.

Продолжать можно бесконечно…

И вот вы уже хотите распечатать портрет Игоря Дяченко на майке и ходить в ней по городу. Может быть вы хотите пойти поставить памятник этому святому человеку… Вас уже разъедает зависть, что этот чудесный человек не ваш мэр?

ТАК!

Ладно…

Хватит…

Ничего подобного мэр Новороссийска не говорил… Потому что Новороссийск отсталый город, где чиновники ненавидят людей. Все приведенные выше цитаты (я изменил только название города) принадлежат мэру Боготы (Колумбия) Энрике Пеньялосу. Он любил людей и свой город, и он вошел в историю как очень крутой мэр. Кстати, в 2015 году он опять выиграл выборы мэра колумбийской столицы.

Но у нас тут с вами не Колумбия, а Россия. Поэтому мэр Новороссийска в своем «Фэйсбуке» пишет:

«Одна из важных тем, которую хотел бы обсудить с вами, уважаемые читатели социальных сетей, это строительство нового подземного перехода в Новороссийске.

Дал поручение и своим службам провести анализ ситуации. Есть несколько предложений – построить подземку на Советов в районе Смены, на Дзержинского, или в районе перекрестка Свободы.

Необходимо просчитать, сколько будет стоить этот проект. Подземный переход необходим для безопасности пешеходов. В Новороссийске сегодня огромное количество автомобилей, мы занимаем второе место в России по количеству личного автотранспорта.

Буду благодарен за ваши комментарии и дельные предложения».

Мэр Новороссийска хочет сделать неудобный и несправедливый город. Город для богатых и сильных. Чтобы вы понимали, подземные переходы нарыть мэр хочет в самом центре. Чтобы машинам было удобнее. Вот тут:

Я даже не знаю, что тут комментировать. Но раз мэр просит дельных предложений, то я бы предложил уйти ему в отставку.


Они хотят сделать это семь раз!!!

Челябинск хотят угробить во благо его жителей
Нет денег? Страдай!