Новое обострение

Как бы ни уверяли всевозможные официальные лица и пропаганда, что вопрос с территориальным спором между Чечней и Ингушетией спором не является, и вообще – всё уже решено полюбовно, ситуация заходит на новый круг. Конституционный суд Ингушетии признал закон о новом территориальном делении не соответствующим республиканской конституции, парламент соберётся на днях и будет решать вопрос об отмене закона.

2018-10-08 15.58.34

Технически причина в том, что подобного рода решение должно быть принято на референдуме. Что, кстати, выглядит разумным и логичным. Но как всегда, здесь имеется несколько проблем. Во-первых, в современной России референдум – дело практически неслыханное, в отдельных случаях за попытку его проведения можно получить полновесный уголовный срок. Да даже не попытку – а саму постановку вопроса. Народу в современной России предписано лишь восхищаться мудрыми решениями вождей, но допускать его к управлению страной – это государственное преступление.

Во-вторых, очевидно, что настроения в Ингушетии делают итоги референдума известными до его проведения. Сфальсифицировать их можно – но вот с последствиями будет уже совсем неважно. Возникает риск неконтролируемого обострения ситуации.

В такой обстановке волей-неволей придется как-то проявить себя федеральному центру, который до этого пытался всеми силами дистанцироваться от происходящего – слишком явно возникает впечатление утраты контроля над чеченским руководством, которое уже не скрывает своих амбиций в регионе. Впрочем, рано или поздно всё равно загнанное под ковер противоречие всплыло бы. Раньше или позже – даже неважно. Важно то, что очередное "достижение" Путина – "мир" на Северном Кавказе – оказалось такой же ложью, как и всё, к чему имеет отношение нынешний президент. "Мир" по сути был и остаётся просто откупом, выплатой дани в обмен на видимость лояльности. Ничего иного за политикой "умиротворения" Путина в регионе нет и быть не может – одичание этой российской окраины дошло до предела, за которым лакировать действительность уже просто невозможно.

Ничего удивительного, кстати – в ходе общей деградации страны темпы архаизации окраин всегда выше "среднего по больнице". Это справедливо для любой умирающей социальной системы. Стремительно проваливающийся в средневековье Северный Кавказ уже живет в соответствующей ему парадигме, где территория становится одним из ключевых ресурсов, а потому территориальные споры и захваты превращаются в норму.

Триггером же является кризис в самой России. Даже если Кремль и продолжает исправно выплачивать всю дань в полном объеме, это вызывает вполне очевидный конфликт с другими элитными кланами и мафиозными группировками во власти, полагающими себя обделенными. Конфликты обостряются, что вынуждает чеченское руководство наращивать свою ресурсную базу, готовясь к элитной войне уже на новом уровне.

Вполне возможно, что территориальный спор спровоцирован или используется противниками Кадырова, чтобы ослабить его позиции, так как теперь создан принципиальный конфликт: отступить Кадыров не может, это будет для него лично являться прямой потерей репутации и довольно тяжелым аппаратным поражением, но захват территории силой поставит Кремль перед самым серьезным кризисом последнего времени.

Ситуацию пытается спасти Евкуров, заявивший, что конституционный суд Ингушетии не может отменить договор о границе, однако теперь он вынужден апеллировать к федеральным властям, самоустранившимся от событий. Чего Центр как раз и пытался избежать всеми силами. Теперь любое решение в Москве (или Петербурге, если вопрос будет рассматриваться КС России) будет конфликтным с резко возросшими рисками и неопределенностями.

//zen.yandex.ru/media/el_murid/novoe-obostrenie-5bd87c2c42e24900ab00e3fb?from=editor