о принципах

Я много думал в последнии дни об Англии и этих CCTV-камерах, которые в ней всюду развешены.

Знаете, эти камеры для меня давно – привычный пример того, как в Англии намного хуже с прайвеси и личной свободой, по сравнению с Америкой, скажем. Между Великобританией и Америкой много общего в том, что касается личных прав, отношений между человеком и государством, системы юриспруценции (“англоамериканская правовая система”). Но одновременно с этим жители Великобритании мирятся с ограничениями на личную свободу, которые для американцев звучат дико: то, что тебя могут посадить за “разжигающую ненависть” запись в Твиттере. Жесткая регуляция личного оружия (это отдельная флеймогонная тема, в к-ю я не хочу вступать, просто привожу как еще один пример). И то, что шагу нельзя ступить в публичном пространстве, не попав под камеры наблюдения, которые официальные лица могут изучать, совмещать, и знать все от твоих передвижениях.

И я всегда думал, что это очень плохо. И само по себе плохо, и как этакий маячок. Типа, это пусть не признак тоталитарного общества, но как бы кивок в его направлении, намек на то, что в эту сторону англичанам куда легче будет пойти, если потянет сильно, чем американцам.

Но в последние дни я думаю о том, что если бы не эти камеры, то Петрова с Бошировым – вероятно – никто бы не вычислил, и то, что попытка убийства Скрипалей дело рук ГРУ не было бы столь очевидно всему миру. Да, при трезвом взгляде на факты это было более или менее понятно и так (скажем так: с очень высокой вероятностью), но это одно, а конкретные исполнители – совсем другое. Да, с точки зрения России это возможно и не многое влияет – вон про Лугового много лет все известно, и что с того. Для внутренней аудитории можно гнать абсолютно постыдную пропаганду типа интервью с Симонян – те, кто схавали “крымских ополченцев” и “испанского диспетчера” и “спутниковую фотографию украинского самолета” итд. итд. итд. – те проглотят и это и не подавятся. Но все-таки Петров и Боширов – это очень важная улика, а без камер наблюдения ее бы не было.

У меня нет удобной морали, и я не превратился внезапно в сторонника повсеместных камер наблюдения только из-за этого случая. Просто напомнило мне в очередной момент, что у наших принципов и убеждений всегда есть цена, и проверять себя следует не по громким словам и добрым намерениям, а по такой вот неудобной цене. Если готов ее заплатить – хорошо, готов, но спросить себя об этом надо.