Побочные потери

Вчера британцы сообщили о том, что установили способ, которым были отравлены отец и дочь Скрипали. Наибольшая концентрация ОВ была обнаружена на входной двери в дом Скрипаля. По сути, ядом намазали дверную ручку, и любой, кто заходил к Скрипалю в определенный интервал времени, пока вещество сохраняет боевые свойства, был фактически обречен.

methode-times-prod-web-bin-058ad4e8-20b7-11e8-a25c-0a92182647c9

И вот тут, откровенно говоря, версия "англичанка гадит" и "он сам себя отравил" по крайней мере для меня дает сбой. Ровно по такому же сценарию сравнительно недавно отравили Игоря Бощенко, ведущего и автора "Нейромира", и тоже вполне боевым ОВ с той разницей, что он успел понять, что произошло, и принял антидот, чем фактически спас себе жизнь, но все равно на полгода попал в больницу. Про ту историю он не слишком охотно рассказывал и рассказывает, хотя и не особо скрывал произошедшее, но суть в другом.

Такой метод покушения гарантировано дает результат в отношении цели покушения, однако является крайне варварским с точки зрения возможных "сопутствующих потерь". Спецслужбы очень редко используют такой способ именно с точки зрения неизбирательности возможных случайных жертв. Я после покушения на Бощенко как раз разговаривал с одним знакомым, имеющим отношение к нашим спецслужбам, и он в этом вопросе был достаточно категоричным, благо разговор был совершенно личным и ему не нужно было излагать какую-то официальную точку зрения на этот счет. Но вот мафия или в более широком смысле негосударственные субъекты, мало озабоченные моральной стороной, но нацеленные на результат – те с гораздо большей вероятностью могут пойти на такой шаг. Для них действуют иные мотивы – выполнение задачи любой ценой. Собственно, и на Игоря Бощенко покушались, как можно понять, по сугубо профессиональной причине – он случайно попал в своих репортажах на очень неприятную для одной региональной мафиозной группировки тему.

Вполне возможно, что именно поэтому англичане и взбеленились, когда установили (а это, в общем, недолго и несложно), что они и их спецслужбы к этому мероприятию не имели никакого отношения. Слишком специфическое отравление, которое резко сужает число возможных подозреваемых – и по характеру исполнения, и по примененному средству. Между отравлением и началом кампании против России прошло как раз время, достаточное для проведения собственного внутреннего расследования, после которого у англичан и остался единственный подозреваемый. Кто это именно был – аффилированные с российскими госструктурами бандиты или представители каких-то клановых структур "глубинного" росийского государства, в данном случае значения уже не имело – собственно, англичане с самого начала выдвинули обвинение "либо-либо". Либо Россия как государство стоит за покушением, либо она не контролирует производство боевых отравляющих веществ. Подробности в данном случае малоинтересны, важен вывод.

В таком случае понятна и реакция, и то, как нарастала волна: англичане явно пришли к выводу, что за происходящим стоят связанные с Россией мафиозные структуры, а с учетом того, что мафия и российское государство – это два практически тождественных понятия, то и Англия не стала их разделять. Плюс крайне варварский способ попытки ликвидации Скрипаля, да еще на английской территории, да еще с массой побочных жертв – тут любой взбеленится.

То, что Скрипаль предатель, никак не отменяет и другой стороны вопроса: российские учреждения и структуры, работающие за рубежом, несут в себе родовую травму современной российской действительности, а значит – точно так же конвертируют свое служебное положение в материальную выгоду. Достаточно вспомнить одного российского посла в братской республике, которая именно в период его посольства стала врагом России окончательно, но посол в это время был занят гораздо более важным делом – строительством собственной персональной аптечной сети в стране пребывания. Можно вспомнить арегентинский кокаин, которым занимались под крышей тоже некоммерческого учреждения. В общем, у российских госслужащих за рубежом яркая и насыщенная жизнь и работающий на всех парах бизнес. В этом смысле Скрипаль не только предал российское государство, но и нанес явный ущерб бизнес-деятельности каких-то группировок, что и могло послужить поводом для мести. А так как нелегальные гешефты – это все-таки преступный промысел, то наличие мафиозного следа в этом покушении весьма вероятно. Ну, а для англичан что мафия, что Кремль – разницы ноль (и здесь спорить трудно). Отсюда и всё последовавшее.