Утечка мозгов мигрантов: дело раскрыто

Ну вот и разрешился успешно вопрос об утечке мозгов, который недавно с подачи РАН снова был поднят РБК. Если совсем вкратце — пока что беспокоиться не о чем, эмиграция по-прежнему находится на фоновых низких значениях. Желающим всё же поболеть сердцем за Россию рекомендую переключиться на какую-нибудь реальную нашу проблему — на проблему доступности реактивов или на проблему качества учебников, например.

Краткая история вопроса. 29 марта на РБК была опубликована статья с заголовком «В РАН заявили о возросшей в два раза за три года „утечке мозгов“». Суть статьи: главный ученый секретарь президиума РАН, Николай Долгушкин, сообщил, что «число эмигрировавших высококвалифицированных специалистов выросло с 20 тыс. в 2013 году до 44 тыс. в 2016-м», и это плохо, так как свидетельствует о «продолжающейся и даже возросшей в последние годы утечкой человеческого капитала»:

https://www.rbc.ru/society/29/03/2018/5abcc9f59a7947e576977387

Я, разумеется, не поверил ни в столь масштабные цифры, ни, тем более, в столь резкий рост. Согласно моим подсчётам, с которыми вы можете ознакомиться в статье на «Руксперте», общий объём миграции в страны дальнего зарубежья составляет примерно 50-60 тысяч человек в год. Это, разумеется, по иностранным источникам, так как выбывшие далеко не всегда сообщают, что уезжают из России навсегда, но вместе с тем вынужденно докладывают о своём приезде миграционным ведомствам стран, в которые прибывают:

https://ruxpert.ru/Эмиграция_из_России

Повторюсь, представить, что в 2016 году почти вся масса эмигрантов состояла именно из высококвалифицированных специалистов, я не был готов. Едут, как показывает опыт, люди самого разного уровня квалификации. Ещё менее правдоподобным было утверждение о резком скачке количества эмигрантов. За последние, пожалуй, 20 лет в России не было событий, которые могли бы хотя бы теоретически привести к столь резкому взлёту уровня эмиграции за столь короткий срок. Любопытных отсылаю к вышеупомянутой статье про эмиграцию на «Руксперте», там это обсуждается подробно.

Сопоставив всё вместе, я написал эмоциональную статью про РБК и про РАН:

https://fritzmorgen.livejournal.com/1266371.html

Через некоторое время мне позвонили из РАН и любезно дали ссылку на источник сенсационных данных. Спасибо hunterms, нам с читателями быстро удалось локализовать исходне данные на сайте «Росстата». Итак, встречайте. Интересная нам информация лежит в разделе «Миграция», в файле «Распределение мигрантов в возрасте 14 лет и старше по уровню образования и странам выхода/приема по Российской Федерации в 2016 году», на вкладке «Выбывшие»:

http://www.gks.ru/bgd/regl/b17_107/Main.htm

В таблице действительно указано, что Россию в 2016 году покинули 43516 человек с высшим образованием. Вопрос, можно ли считать всех людей с высшим образованием квалифицированными специалистами, является спорным, однако бесспорно иное — из этих 44 тысяч человек 35 тысяч уехали… в страны СНГ. Из оставшихся 9 тысяч многие уехали также в Сирию, в Иран, в Грузию, Вьетнам и прочие отнюдь не западные страны. Очевидно, что причиной такого отъезда стало отнюдь не бедственное состояние российской науки, а какие-то иные причины.

Вы меня знаете, я не расист. Я не считаю, что специалист с высшим образованием из России кардинально отличается от специалиста с высшим образованием из, например, Киргизии: я был бы одинаково огорчён, какого рода специалист нас бы ни покинул. Однако юмор в том, что обмен со странами СНГ идёт двусторонний, и на каждого уехавшего квалифицированного специалиста приходится… три приехавших:

Дело можно считать раскрытым. В качестве завершения исследования я опубликую ответы на вопросы, которые мне наверняка зададут в комментариях.

В.: Можем ли мы доверять данным «Росстата»?

О.: «Росстат» — не детективное агентство, это ведомство получает данные из разных источников и объединяет их в сводные таблицы. Так как никаких пропагандистских задач «Росстат» в наше время не выполняет, таблицы составляются бездумно механистически — без попыток приукрасить и без попыток очернить реальность.

Иногда этим данным можно доверять, иногда нет, однако проблема в том, что других данных в природе обычно не существует, и это, кстати, относится в той же мере к статистике из других стран. Прошу смириться с тем фактом, что статистика несовершенна.

В.: Если мы не можем полностью доверять данным «Росстата», тогда почему вы на них ссылаетесь?

О.: Целью сегодняшней статьи было показать — тезис о резком скачке эмиграции высококвалифицированных специалистов, озвученный РАН и опубликованный РБК, в корне неверен по двум причинам:

1. «Скачок» произошёл за счёт стран, традиционно непривлекательных для «мозгов».
2. Приток «мозгов» из вышеупомянутых стран значительно превышает «отток», баланс положителен.

В.: А вот Марк Твен говорил, что есть ложь, наглая ложь и статистика.

О.: Марк Твен был писателем, а не экономистом. Его финансовые дела обстояли весьма неважно — он спустил целое состояние, вкладываясь в разные сомнительные проекты. Возможно, презрение к статистике и стало одной из причин его неудач.

Статистика — это инструмент, весьма неплохой. Попытки отбросить его при помощи шутки Марка Твена или при помощи острот про гулящих женщин и голубцы напоминают попытки суеверных дикарей оспорить успехи современной медицины при помощи анекдотов про врачебные ошибки.

Типичные приёмы, которые используются для борьбы со статистикой, разоблачаются вот здесь:

https://ruxpert.ru/Приёмы_борьбы_со_статистикой

В.: А вот у меня из класса уехали почти все…

О.: Основная волна эмиграции (немецко-еврейская) прошла после падения железного занавеса СССР, дальше эмиграция шла уже штучно, не массово. Если многие ваши знакомые уехали, я могу предположить следующее: или они сделали это отнюдь не в последние три-четыре года, а значительно раньше, или у вас не слишком-то типичный для России круг знакомств.

В.: Я эмигрировал в Германию, а российских чиновников обманул, не сказал, что уезжаю на ПМЖ. Меня не подсчитали, умножайте ваши цифры на 10!

О.: Ничего страшного, вы учтены в Detstasis, в немецкой статистике. Вас можно довольно просто подсчитать, что и было сделано в статье на «Руксперте», на которую я ссылался в начале поста.

В.: Один уехавший в Израиль еврей важнее для России, чем 10 прибывших в страну узбеков.

О.: Я не думаю, что доктор наук из Ташкента или Харькова чем-то принципиально отличается от доктора наук из Урюпинска. По крайней мере за рубежом на такие мелочи внимания не обращают, называя «русскими» всех выходцев из бСССР.

В.: Но всё равно, скачок же был! Пусть уезжают в страны СНГ, но ведь есть какая-то причина этому?

О.: Да, есть. В России изменился порядок учёта мигрантов, изменился курс рубля. Это всё можно обсуждать в контексте «как нам привлечь больше мигрантов из республик бСССР», однако это не имеет никакого значения в контексте вопроса утечки мозгов из России.

В.: Каждый человек уникален, пусть даже уезжают в страны дальнего зарубежья 50 тысяч человек, как вы говорите, но это всё равно катастрофа, тем более что на самом деле ваши цифры врут, и реально уезжают миллионами, как говорят на «Эхе Москвы».

О.: Да, с «Эхом» была очень неприятная ситуация, когда журналисты исказили слова Сергея Степашина. Тот сказал, что из России уехали 1,25 млн человек после 1917 года, а оппозиционные журналисты сделали вид, будто речь идёт про период 2008-2011 годов. Эта история опять-таки разбиралась вот здесь:

https://ruxpert.ru/Эмиграция_из_России

Что же касается «каждый человек уникален»… посмотрите, пожалуйста, на календарь. На дворе 2018 год. Железный занавес рухнул вместе с СССР, мы живём теперь в свободной стране, в которой каждый человек, — даже с высшим образованием, — имеет право уехать туда, куда он захочет.

В любой свободной стране была, есть и, надеюсь, будет фоновая эмиграция — когда люди уезжают не потому, что им прижигают задницы репрессиями, а просто из-за тяги к перемене мест. Пытаться сократить эту фоновую эмиграцию до нуля бессмысленно, в процентном отношении из России и так уже уезжают меньше, чем из большей части стран Запада.

Повторю ещё раз: в России нет сейчас серьёзных проблем с утечкой мозгов. Если мы хотим помочь науке, нам надо не публиковать удивительные истории про утечку мозгов в Среднюю Азию, а реально помогать учёным. Например, жёстко и решительно продавливать закон о свободном доступе к нужным для исследовательской работы деталям и реактивам.

Если на Западе учёный может заказать любые реактивы за небольшие деньги и получить их на следующий день у дверей лаборатории, то в России добыча реактивов превращается в сложный квест, иногда затягивающийся на долгие месяцы, а иногда даже чреватый опасными приключениями. Желающим потратить энергию на помощь отечественной науке я рекомендую заняться именно этой проблемой — по отзывам учёных она идёт на третьем месте по остроте, сразу после безразличного начальства и опустошающей бюрократии.

В.: Если в России всё так хорошо, почему же все уезжают отсюда, но никто не приезжает к нам?

О.: Спешу обрадовать, обратный поток довольно существенен. В 2016 году к нам прибыли из дальнего зарубежья примерно 60 тысяч иммигрантов, из них 7700 были с высшим образованием, а более 100 — с учёной степенью. Ехали отовсюду — не только из Индии с Китаем, но и из Германии, США, Норвегии и так далее.