В Ярославле фигурант дела о гибели ХК «Локомотив» амнистирован

Ярославский районный суд приговорил единственного обвиняемого по делу о крушении самолета Як-42 с хоккеистами клуба «Локомотив» Вадима Тимофеева к пяти годам в колонии-поселении, но был освобожден от наказания по амнистии к 70-летию Победы.

Один из бывших руководителей авиакомпании «Як Сервис», эксплуатировавшей самолет, Тимофеев признан виновным по ч. 3 ст. 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть более двух лиц».

Гособвинение требовало для подсудимого наказание в виде шести лет в колонии-поселении. Однако потерпевшие по делу родственники хоккеистов настаивали на условном наказании.

Напомним, самолет Як-42, на борту которого находились игроки и тренеры хоккейного клуба «Локомотив», потерпел крушение 7 сентября 2011 года под Ярославлем. В авиакатастрофе погибли 37 спортсменов и семь членов экипажа, выжить удалось бортинженеру Александру Сизову.

Официальный представитель СК РФ Владимир Маркин, комментируя приговор, сообщил, что следователи установили причинно-следственную связь между ошибками экипажа при эксплуатации судна и подготовкой этого экипажа, за которую отвечал именно В. Тимофеев.

— Именно он закрывал глаза на то, что члены экипажа Як-42 пропускали занятия по теоретической и практической подготовке, на которых и отрабатывались в том числе нештатные ситуации. Тимофеев и до этой катастрофы допускал к полетам того же пилота, и ранее совершавшего ошибки при эксплуатации самолета, которые до поры до времени не становились трагическими, — сказал Маркин.

Отсутствие практики пилотирования подобного типа самолетов, растерянность и несогласованность действий экипажа привели к тому, что нештатная ситуация оказалась трагической, считает представитель ведомства. Первопричинами частых происшествий в гражданской авиации представитель СК назвал и несовершенство законодательства.

— Сегодня контрольно-надзорные полномочия соответствующих органов фактически отодвинуты на обочину, что не позволяет им эффективно проводить профилактическую работу в гражданской авиации. Нет и четких критериев оценки работы авиакомпаний. Ведь тот же «ЯК Сервис» проверялся за три месяца до катастрофы, и с формальной точки зрения не к чему было придраться, — напомнил Маркин.

— И вот это уголовное дело, кстати, первое в российской следственной практике, когда перед судом предстало должностное лицо, находившееся в момент катастрофы на земле, полностью подтверждает этот вывод, — добавил он.