Ад в самом большой городе Сирии: эти звери убивали детей и женщин (ВИДЕО)

Арабские журналисты взяли интервью у женщины, жившей в Алеппо до операции ВКС и САА по освобождению самого крупного города САР. Сирийка рассказала об ужасах, которые она пережила в те годы, когда её родина находилась под оккупацией радикальных исламистских банд.

«Русская Весна» перевела это интервью.

Репортёр: Расскажите о себе, как Вас зовут, сколько Вам лет?

Женщина: Меня зовут Муна Скеф, мне 61 год. Я жила в Суккари (Алеппо). В те времена по пути в магазин за продуктами я каждый день видела убитых людей на улице. В начале войны их было особенно много.

Р: Когда это было?

Ж: Девять лет назад. Когда я впервые увидела убитых людей, я спрашивала, что произошло, но мне никто не мог ответить. В наших районах было много людей с бородами и автоматами. Они всегда злились и кричали на меня, кода я выходила, чтобы купить хлеб. Бывали дни, когда мы очень хотели есть, но они нам запрещали ходить в магазин. Боевики отключили нам электричество. И мне пришлось бежать из этого района вместе с детьми. 

Они ничего нам не давали, холодными ночами у нас не было солярки для отопления домов, я собирала хворост и листья на улице, чтобы можно было хоть как-то согреться. Нам запрещали ходить в больницу за лекарствами, а ведь у меня сахарный диабет. 

По нам стреляли, когда мы выходили на свои балконы, так нам давали понять, что этого делать нельзя. Однажды рядом с нашим домом взорвалась машина, в результате чего погибла моя дочь, а ей было всего 5 лет. Моё сердце было разбито, мне стало очень плохо. Меня отвезли в больницу Суккари, они дали мне лекарство, но я пролежала в больнице без сознания 3 дня. 

Мой муж умер в результате ДТП. Он плохо слышал, поэтому не уступил дорогу, и тогда боевики протаранили его автомобиль. 

Мы с моим сыном ездили в Пустань Аль-Касар, чтобы купить продукты. Когда мы дошли до площади Суккари, то увидели, как на середине площади расстреляли мужчину. Когда я подошла и спросила, за что вы его убили, они мне ответили: «Иди отсюда или мы тебя тоже убьем».

Р: Какие группировки боевиков были в ваших районах?

Ж: Чеченские боевики, «Джебхат Ан-Нусра»*, «Свободная сирийская армия» (ССА).

Р: Каких людей они убивали? Военных или гражданских?

Ж: Они убивали всех. Говорили, что этот человек — которого убили на площади — работал на правительство. Когда мы с сыном дошли до Пустань Аль-Касар, раздались выстрелы в нашу сторону, мой сын был убит прямо на моих глазах. Они убили моего сына, мою дочь. Теперь я осталась одна с пятью внуками, детьми моего сына. 

Не выдержав, я пошла к ним и сказала: «Вы убил моего сына, мою дочь, у нас нет еды в доме, что мне теперь делать?» 

Они ответили мне: «Если будешь с нами, у тебя будет все». 

Они дали мне килограмм сахара. Я сказала, что мне нужен хлеб и молоко для ребенка. Мне сказали, что у них этого нет. Я стала собирать остатки хлеба на улице, потому что у нас не было денег и нам совсем нечего было есть.

Покидая наш район с пятью детьми, мне пришлось сесть в грузовик с трупами. Я отвернула лица детей, чтобы они не видели трупов. Наша одежда была пропитана кровью убитых. 

Все наше имущество осталось в нашей квартире, даже то, что мы купли в кредит. Боевики забрали мою квартиру и квартиру моего сына…

Р: После того как Сирийская армия освободила этот район, как изменилась ситуация?

Ж: Ситуация стала намного лучше благодаря Сирийской армии. Храни Бог нашу Армию, президента и Сирию.

Читайте также: Футбольный удар: Как 8 лет готовилось нападение на Карабах с помощью еврокубков (ФОТО)


* Запрещенная в РФ террористическая организация.