Армянский священник: От нашей церкви в Сирии турки оставили только стены

Модно одетый, с аккуратно подстриженной бородой, в очках в толстой оправе, с прекрасным английским языком и идеальными манерами, пастор Жирайр Газарян похож скорее на хипстера, но то, что говорит этот человек, немедленно возвращает его собеседника в страшную реальность.

«Когда исламисты вместе с регулярными турецкими войсками вошли в Кесаб, самому большому разгрому подверглись даже не жилые дома, в которых было, чем поживиться.

Основной удар целенаправленно наносился по церквям, библиотекам, культурному центру — таким образом, захватчики пытались в очередной раз лишить нас, армян, нашей истории, культуры, образования, — рассказывает пастор Газарян корреспонденту ФАН. — Ведь понимаете, у нас церковь исторически была символом прогресса, развития, интеллектуального совершенствования.

К примеру, у армян-протестантов, конфессии, к которой я принадлежу, священник не имеет права принимать сан, не будучи, как минимум, бакалавром какой-либо гуманитарной дисциплины — философии, социологии, истории.

После этого он заканчивает магистратуру по теологии и только затем начинает вести службы. Лично я намерен продолжать свое образование и дальше — пишу докторскую диссертацию по истории церкви. Только образование, развитие мысли смогут сделать Сирию по-настоящему процветающей страной, вывести ее в будущее. И мы будем стараться реализовать эти планы вместе — армяне, арабы, курды, туркоманы — все сирийцы».

То, что сделали захватчики с городом, по праву считающимся местным центром христианской вообще и армянской — в частности, культуры, привело Жирайра Газаряна в ужас.

«Когда я прибыл сюда в 2014 году, прямо после освобождения Кесаба сирийскими войсками и армянскими ополченцами из Бейрута, моим глазам предстала ужасная картина — церковь, где мне предстояло служить, религиозный центр местных армян-протестантов, была полностью разгромлена — остались разве что стены! — рассказывает отец Жирайр. — Исламисты осквернили даже могилы похороненных здесь священников: тела были вытащены наружу и буквально разорваны на части.

Это не поддается никакому разумному объяснению — но именно таким предстало передо мной тогда мое новое место работы. Сейчас здание в значительной степени отреставрировано — но вы не представляете, чего нам это стоило. Отдельное спасибо хочется сказать нашему архитектору Акопу (герою предыдущего сирийского репортажа — прим.ред.)».

«Когда я приехал сюда из моего родного Бейрута, я уже имел четкий план, что мне следует здесь сделать — я знал, что придется поднимать разрушенный и в значительной степени разбежавшийся приход. И хотя это и не моя Родина, я не уеду отсюда до тех пор, пока не добьюсь своей цели — процветания христиан на их исконной и древней земле», — пообещал Жирайр Газарян.

Камаль Джафари