Будет ли Зеленский бороться с правом «уважаемых людей» использовать радикалов?

Одесский журналист Юрий Ткачев о том, кем на самом деле являются украинские «ультраправые», и намерен ли новый президент Украины бороться с практикой погромов.

«Вчера в Киеве представители украинской правшанской организации «Традиции и порядок» напали на пресс-центр «Укринформ». Разгромили помещение, побили охрану.

Цель: сорвать пресс-конференцию одного из кандидатов в депутаты по округу № 50 в Донецкой области.

Уголовное дело открыли спустя сутки, и открыли по ст. 125 УК Украины (нанесение лёгких телесных повреждений). Статья предполагает до полугода ареста или двух лет ограничения свободы.

Что такое «нанесение лёгких телесных повреждений»? Это когда вы поссорились с человеком в баре и дали ему в нос (нос при этом не сломался).

Здесь же у нас субъективная сторона дела совсем другая: охранника побили не потому, что хотели побить этого конкретного охранника, а для того, чтобы ворваться в здание и устроить там беспредел, дабы сорвать пресс-конференцию кандидата в Верховную Раду.

Налицо совершенно иная субъективная сторона, то есть отношение потенциальных подозреваемых к преступлению: их целью было, говоря шершавым языком УК и УПК, групповое нарушение общественного порядка, обнаруживающее явное неуважение к обществу. То есть, хулиганство. А это другая статья — 296, причём как минимум часть 2 оной, т. е. до 4 лет лишения (а не ограничения, как по 125) свободы.

То есть, полиция откровенно лохматит бабушку, замечая вторичное обстоятельство преступления (побитого охранника) и делая вид, что не видит основного с целью смягчения ответственности для преступников.

Это то, как работают украинские правоохранители в отношении праворадикалов. Однако представление о том, что, мол, «о, копы крышуют нацистов, потому что сами же ими и командуют», существующее у ряда граждан, не совсем верно.

Во-первых, нацистами или ультраправыми участников таких акций можно назвать очень условно: зачастую их мотивы — 500–1000 гривен на лицо, и ничего более. И сегодня «радикал» может кошмарить гражданина, А в интересах гражданина Б, а завтра он же, но в другой футболке — гражданина Б в интересах гражданина А. Именно поэтому я именую участников таких акций правшанами, а не праворадикалами, к примеру.

В данном случае судя по раскладам, правшан, к примеру, заказал кандидат от «Оппоблока» — не дофига патриотично, как вы понимаете.

Но главное не это.

Ключевое это то, что право применять правшан против оппонентов — часть комплекса политических прав, которым могут обладать (а могут и не обладать) определённые уважаемые люди.

Вроде права носить головной убор при короле в средневековой Европе или права чеканить свою монету там же. И невмешательство полиции в такие акции также входит в этот комплекс.

Такое положение существует прежде всего потому, что оно выгодно большинству участников процесса — кроме, конечно, тех, кто не этим правом не обладает, но кого интересует их мнение?

Главный же вопрос в том, попытается ли Зеленский лишить таких прав украинских элитариев? Дело «Укринформа», первый громкий погром такого рода в найновейшей политической истории, станет, конечно, важным маркером.

И да. Судя по тому, что дело об обстреле телеканала 112 из гранатомёта определённо никто и не пытается расследовать, у Зеленского находят практику террора и запугивания оппонентов, а точнее, конкурентов с помощью правшанских групп вполне допустимой».

Читайте также: Российский полицейский, завербованный ЦРУ, воевал на Донбассе (ФОТО, ВИДЕО)