Что мы можем противопоставить демону неолиберализма?

Политический публицист Давид Чхартишвили – о необходимости идеологического противостояния адептам либерализма

«Сложность должного упорядочения систем в том, что обыватель не видит процесса в развитии, а таких, увы, довлеющее большинство. Из-за низкой подготовки он способен вычленять лишь отдельные образы-моменты, и дело здесь не интеллектуальных способностях. Не имея глубокой общегуманитарной подготовки, невозможно рассматривать процессы глобально, в едином потоке — с целеполаганием.

Мы идем на поводу массового человека, поп-культуры и ложных авторитетов, а надо бы его вести, чтобы создать правильный мир, чтобы занять в нем правильное место. Дело в том, что у каждого из нас собственные «карты смыслов», каждый из нас живет в нарративах, системах и мифах своей культуры и обычаев, здесь много уровней. Если, с одной стороны, это усложняет создание нового и правильного, то с другой стороны, дает (к примеру) таким гениям социальной инженерии, как Лео Штраус (связавшему маоизм и троцкизм с либерализмом), Липману (противнику эгалитаризма), Джину Шарпу (автору «концептуальных основ освобождения»), миллиардеру Соросу и т. п., имя их легион — манипулировать нами.

Лишь единицы, получившие соответствующее образование, способны возвыситься над процессом — взглянуть на себя, на быт, на историю своей страны со стороны, и активизироваться в этом ключе. Подняться над системой, так как невозможно пребывая в ней, адекватно оценивать ее, а тем более творить новую. Также исправлять ошибки, допущенные в системе, находясь внутри нее. Только таким поведением можно стать органической частью нового мирового порядка, в отместку за годы вынужденной пассивности при доминировании противной самой природе человека неолиберальной доктрины.

“Понимая правильный порядок мира, ты найдешь правильный путь своей жизни — завещал нам Марк Аврелий. Здесь что-то вроде „проблемы свободы воли при Господе“ — „только отдавшись в Его власть полностью, ты свободу обретаешь“.

Есть понятия, которые невозможно определить точно, да и не нужно, так как сама природа высвечивает нужную ассоциацию или цель, и этому свету надо довериться. И пусть не говорит никто что „мал, ничто не зависит от меня“ — когда что-то делаешь с упорством капли и умно, ты становишься частью строительства нечто большего, нежели сам и свое непосредственное окружение. Лишь таким образом можно занять соответствующую „достоинству человека“, а не быдлу и куртизанкам, позицию в этом аморфном мире.

Чтобы адекватно реагировать на мир, надо его адекватно представлять.

Дело усложняет то, что в отличие от старых времен, в современном мире сосуществует множество ценностных миров, энное количество групп со собственными концепциями реальности и у каждой претензия на последнюю истину в инстанции. Раньше было легко, пришел к дверям храма, прибил тезисы на врата и готово. Ныне, в эпоху Постмодерна, все относительно. Будущее же многовариантно, никакой телеологии…

И еще неизвестно, чем оно будет, если дать шанс апологетам неолиберализма переосмыслить и внедрить очередную схему. Такая опасность более чем реальна, несмотря на видимое уже невооруженным глазом разложение их рядов, веры и агонии стран-носителей. Много богатых групп на трансгосударственном и институализированном уровне заинтересованно в сохранении статус-кво. Надо отдать им должное — этот пласт прекрасно поднаторел в обыгрывании идеи свободы, в профанации этого высокого понятия, и ассоциации этого самого мифа о свободе с собственной деятельностью, корпорацией, страной, историей, образом жизни.

Так уж получилось в 90-ых (с разрушением Союза), либерализм оказался победившей идеологией, ничто не сдерживало более его мутаций. Как раковые клетки с поврежденной генетической памятью, так и апологеты этого учения безудержно размножались, усложнялось и уродовалось само течение, метастазы проникали в смежные сферы, регионы, в семьи и разлагали их. Как возвышенная вера под влиянием политики и грязных денег превращается в религию инквизиторов и мертвый ритуал, так и здесь — под влиянием этих групп и институтов благородный продукт мысли Просветителей Возрождения, классический либерализм, трансформировался в одно из самых омерзительных учений за всю историю человечества.

Его, как легкое, низкое, поощряющее меркантильность учение, взяло на вооружение быдло — „подобное тянется к подобному“, не так ли? Так же умные, но лишенные ценностной основы релятивисты, которые хотели править биомассой в подобном, безответственном перед потомками ключе. Не первые и не последние кстати, но самые изощренные и системные. Их провайдеры захватили образовательные учреждения и вместо того, чтобы давать знание, начали тренировать компетенции, женщины с низкой социальной ответственностью заполонили телепространство, а их леволиберальные редакторы посредством этих вот „гетер от журналистики“, стали контролировать нарративы. При этом формально сохранив „свободу слова“ — исторический анекдот. Ну, а тот, кто контролирует нарративы, контролирует умонастроения масс — гонит отару как сторожевой пес в нужном направлении по желанию пастуха.

Таким вот образом, они создали матрицу, удобную им „реальность“, которую неподготовленные принимали за самую что ни на есть гиперреальнсть. Должную, исходящую из самой природы бытия концепцию идеального быта среднестатистического человека.

Впрочем, есть что здесь уникального? Нет, так массы вполне „нормально“ могут жить при рабовладении, и при феодализме, при нацизме и т. п., не слишком волнуясь и не задавая лишних вопросов насколько строй соответствует духу и потребностям человека.

Могут пройти тысячелетия, столетия, декады, прежде чем единицы не скажут народу, что это ненормально и вовсе не соответствует природе человека. Пока не появляется достаточно весомый пласт из художников, поэтов и философов, добродетельных граждан и визионеров, способных не только распознать всю гниль окружающего их строя и правящего класса, но и указать на причины создания его. Обрисовать также контуры нового проекта. Вместе манифестировать его стихами, трактами, концептуальными полотнами и поступками, только так, и не иначе, создаются иные философии развития. И увы, просто одиночки здесь бессильны — дух времени способен изменить лишь дух эпохи, а его создают целые сети и движения из одиночек.

Именно поэтому здесь пока что контуры, так как любая моя попытка облечь представленные на ваш суд афоризмы в более твердое —  будет догмат. Что неприемлемо для общего дела, так как всем нам вместе надо думать, вместе действовать и писать тоже вместе, такой же подход рекомендую другим своим единомышленникам. Иначе эта догма вместо мотивации ограничит одну группу от другой, побудит бороться меж собой, что и надо леворадикалам. В общем, только группы единомышленников, найдя друг друга и став соратниками, могут менять реальности. Подтверждение тому и „Осевое время“, и трансформация Pax Romana в Pax Christi, и Возрождение с Просвещением, наконец и вторая половина XX века, когда в инфицированных марксизмом западноевропейских университетах была зачата эта реальность!

Время торжества левых идей среди европейских интеллектуалов и свободной любви в молодежной субкультуре — непосредственные плоды жизнедеятельности того поколения мы сегодня и пожинаем. „Сторожевые псы“ неолиберализма знают об этом, поэтому бьют по той единственной прослойке, которая способна, уже в консервативно-либеральной парадигме сгенерировать новое и тем самым перекрыть старое, леволиберальное. А прослойка эта как почва для земли, нежна, соскреби ее, и земля станет бесплодной. Но и на бесплодной земле можно разбить сад, завезя искусственную почву, не правда ли? Правда, разбитый сад ничего общего не будет иметь с эндемным покровом, впрочем кроме специалистов кто его разберет, а их можно и не подпустить к экспертному анализу. Завезут туда всевозможные геномодифицированные семена и вырастит все, что угодно душе садовника-либертина. Чем они, собственно и занимались, взращивая своих поэтов, своих философов, экспертов, политиков, лелея своих журналистов и т. п. Создавали в общем из носителей своего дискурса эту проституированную прослойку, остальных представляя ретроградами и т. д.

В общем, отсюда все эти мейнстримовские „поэты соросята“, бездарные литераторы-нобелянты, раскрученные „эксперты“ и искусственные „граждане-фрики“ типа Гретты и Флойда. За умы надо бороться, и они знают, как!

В конце концов они проиграют — так как очередная симуляция сама себя изничтожит, ни одна из искусственных конструкций, а тем более неорганическая, не вечна. Но мы теряем время. Почему — когда нужно начать сейчас. Хотя бы после прочтения этой статьи, начать искать подобные публикации и подобных авторов, соратников… да хотя бы потому что, они убивают ваших детей, легализуя наркотики и затаскивают их в трясину азартных игр, добропорядочных матерей превращают в шлюх, грабят имущество ваших стран, ввязываются в военные авантюры ради прибыли, спекулируют вместо производства, из проходимцев клепают государственных деятелей и т. д., а их журналистика и адепты им рукоплещут.

В их мире нет ограничений — все дозволено. В их реальности, лишенный классических добродетелей, адепт этого течения имеет возможность проявить себя в „полной красе“. К слову, хотя история знает множество подобных философий, где поощрялось низменное, где купля-продажа позиционировалась как высшая добродетель, где проходимцев и воров СМИ рисовали нам державниками… Но чтобы так вот, на таком индустриальном уровне, с массовым производством и возведением быдла на пьедесталы., такой системности не припомню. Ничего их более не тормозит, ведь на теоретическом уровне (а за неимением Бога как абсолютной величины их теория и есть бог), неолибералам дан зеленый свет во всех сферах быта.

Так во властных структурах определенных стран их большинство, телевидение, юстиция, университеты принадлежат им в большинстве стран, система сдержек и противовесов с ними не работает… такая же абстракция как Декалог, ответственность перед историей, и вообще стыд; „потребителю и швали“ чуждо, да и китайская азбука. Ко всему, они чрезвычайно агрессивны — выступают единым фронтом против мирочувствования и деятельности трампистов, реднеков, ватников, державников, представителей традиционных конфессий, просто традиционалистов, либеральных консерваторов и т. д., и т. п. В общем, против всей братии не разделяющей их антиутопических идей и из-за этого оказавшимся в одном лагере. Надо заметить, что в свою очередь вышеперечисленные силы тоже не очень-то любят друг друга… Но леволибералам и этот нюанс как-то по барабану, согласно их вере, с вышеперечисленными категориями надо бороться с остервенением классового врага. Посредством „цветных технологий“, выставления их архаикой и изгнанием из властной, образовательной сферы и медиа and so on. Таким образом, они просто не оставляют нам иного пути, не останавливаются ни перед чем чтобы полностью захватить наше жизненное пространство — это если отбросить все остальное, ради чего еще надо бороться с ними.

Вот почему надо объединятся и уже потом, ради технических вопросов разъединяться, если на то пошло! Имея дело с абсолютным злом, надо научиться сотрудничать с малым. Школе надо противопоставить более стройную школу, желтому медиаресурсу академический ресурс, символам этой массы (всевозможной духовной „черни“), достойных и умных граждан, как ипостасей противного неолиберализму учения. Какими бы индивидуальными, подготовленными и просвещенными, не были б бойцы с неолиберализмом, им нужны еще более достойные лидеры. И кадровый фильтр конечно-же, так как будут попытки внедрить в их ряды оборотней (такие кстати уже есть). Борьба должна вестись с единым координационным центром, с единой сетью и платформой — точно также как неолиберальная сеть, окутавшая все сферы человеческой жизнедеятельности (от телевидения, гендерных вопросов, борьбы за экологию, межгосударственных и международных подходов).

В итоге, „наша сила“ должна институционализироваться таким образом и в этом ракурсе с лидерами, к которым не возникнет вообще никаких вопросов. Только учитывая все вышеприведенные пласты, градации, нюансы можно добиться победы над ними в краткосрочной перспективе. В долгосрочной их добьет Провидение, но ждать придется долго. Не обойтись без поддержки сильных мира, идейных и богатых людей типа анти-Сороса и т. д., осознавших все эти вызовы, преференции и возможности. Так устроен человек, автоматом лезем куда комфортнее, где думать о многом не надо, а для кардинального перелома хребта неолибералам нужно и количество, окромя качества. Поэтому, надо иметь что противопоставить всему этому не только в идейном, но в финансовом, и плане властных структур. Только так — неолиберальному миру, противопоставить аналогично структурированный анти-неолиберальный мир и победить, и только потом разбираться между собой!

Еще древние выяснили, что дьявол никогда не приходит в собственном лике (он слишком ужасен, чтобы его вынесла человеческая психика), и как правило принимает форму того что прекрасно. Так и здесь, с этим леволиберальным учением которое по природе свое „абсолютное зло“ (но явилось нам в виде соблазнительного образа свободы), изгонять его надо подобно эгзорцисту.

Пока что доминирующая по инерции в евро-атлантическом мире „политика идентичности“, „deep state“, „бомонд“ и „элиты“, создают такому положению дел тепличные условия. Но! Хоть и действуем в большинстве случаев исходя из тех предпосылок что вдолблены в нас конъюнктурой, историей и разными школами, травмами наших культур, стран и империй, можем также подобно историку, физику, или философу высокого класса стать „наблюдателями“. Благо, уже не наивны, каковыми являлись в 90-ых. Теперь, имея достаточный опыт, от наших волевых качеств и умственных способностей зависит выберем ли жизнь подопытного реципиента и потребителя, живущего в анабиозном состоянии или проснувшегося донора и актора. Чтобы было яснее к чему я, напомню читателю культовую книгу „Трудно быть богом“, этакого универсального кодекса правил социальной инженерии.

Есть фильм, большинство читало, так что и этот текст, легче будет визуализировать, имея в наличии описанный там образ и тамошнюю методику борьбы. Подобных произведений много и в англоязычной среде, но так как пишу для одного из самых рейтинговых русскоязычных ресурсов, то для этой среды (а здесь все мы родом из СССР), оно имеет еще и культурный кодовый смысл. Может и руководство к действию — поэтому. Напомню, в этом произведении, вывод Стругацких однозначен — „добро должно быть умным и с кулаками“!

Резюмируя первую часть статьи добавлю; надо определиться самим, на какой стороне истории стоим, какую историю создаем и ради чего. Трудно — на одной стороне тепло, комфорт и деньги, „обычное человеческое счастье“, на другой холод, борьба и труд, но уверяю Вас, в долгосрочной перспективе победа. Дело усложняет, что в ком-то шаблоны прогресса существуют „фоновым знанием“ и они пребывают в „иллюзии свободы“ — поэтому вполне довольны существующим порядком вещей. Кто-то застрял на уровне комиксов, они вообще не поймут, о чем речь. Те же, из наиболее критически мыслящих кто своевременно обратился к первоисточникам, универсальным мифам человечества и великим учителям только-только начинают создавать свой мир, выходить из спячки. Они дезорганизованы, их лидеры зачастую враждебны друг к другу, но их как раз и объединяет, то нечто Большее и Вечное, с чем с таким остервенением боролся неолиберализм все эти годы. Они-то мне и интересны более всего. Так как понимают, но решения не принимают, или с трудом…

Друзья, у Ионеско есть пьеса „Носорог“. В ней о том, как люди становятся носорогами. Действие происходит в маленьком провинциальном городке обычный ход которого нарушается пробегающим носорогом. Люди в панике. А носорогов становится все больше. И вот уже кто-то узнает среди грозных животных своих родных, знакомых, а вот уже и начальство… И человеческий ужас постепенно сменяется доводами: „…в сущности, они вовсе не злые, и у них есть какое-то природное простодушие. Многие порядочные люди совершенно бескорыстно согласились стать носорогами“. А вот и еще один стал носорогом — по его словам, „он пожелал идти в ногу со временем“. Люди постепенно превращаются в носорогов. Но остается один — герой пьесы. Для него было главным не бежать в стаде толстокожих зверей — он боялся превратиться в такого же. И он выстоял. Мы все выстояли — теперь нам пора найти друг друга, помочь выстоять другим и превращенных превратить обратно в людей.

Так как не враги они нам, а заблудшие души наших друзей, возлюбленных, братьев и отцов — кого только среди них нет. Наказаны должны лишь те, кто превращал. Вдумайтесь, понимающие всю эту архитектонику, но не принявшие еще решений — ведь вы и есть та последняя и сильнейшая когорта героев, которая должна смять их ряды.

И если вы все еще думаете, что это вас не касается, или обойдет — осознайте, под видом „благих намерений“, адепты левого либерализма, учения с которым вы вынужденно мирились до сегодняшнего этапа, выстраивают Ад на земле, самую что ни на есть настоящую Антиутопию. Итак, разжевываю, утрирую специально для этого контингента, чтобы было предельно ясно с какого рода социальным экспериментом мы все имеем дело, во что это выливается, и чем грозит; так женщина легкого поведения находит оправдание своему образу жизни в этой теории, наркоман своим пристрастиям, чиновник смотрит на государство как на кормушку согласно этой теории и т. д., и т. п. В этом леволиберальном мире мужчина гордиться тем что женщина, женщина тем что мужчина, мальчиков в школах убеждают что мужественность токсична. В этой версии реальности, нет более гражданина, нет матери, нет солдата, нет государственного деятеля, а есть потребитель, есть куртизанка, есть наемник, есть проходимец во власти… Все это вместе взятое, да и многое другое о котором мы поговорим во второй части, лишь технические вопросы — исходящие из неолиберальной доктрины.

Всему этому и противится консервативно-традиционный мир, но как? Без вас — хаотично, на любительском уровне, так как самая боеспособная часть нашего мира, не участвует в этой эпической войне дискурсов — и это вы! Впрочем, только ли вы?

Это касается всех, так как неолиберализм воюет с любой формой коллективной идентичности, будь то нация, страна, культура, религия или пол, а это и есть человечество. Эта идеология пытается превратить государственную власть в инструмент задача которого состоит не в обеспечении благополучия или интересов отдельных религий и народов, а в обеспечении движения капитала через границы способами, которые приносят пользу лишь транснациональному неолиберальному правящему классу — а это банки и прочий спекулятивный капитал. Здесь кстати, кроется еще одна возможность — производственный капитал будет вместе с нами, но обо всем этом детально, через раскрытие социально-политического театра действий на фоне борьбы в мире идей, а также новых геополитических раскладов во второй части. Не удивляйтесь размаху, здесь все завязано в одном и на одном — все лишь отображение войны вне пещеры.

Только так и можно понять, что по-настоящему происходит в нашей пещере, а что лишь тени от того действия что вовне нее. И еще, это подготовительная работа и черновик, так как прекрасно осознаю, что моих возможностей не хватает для раскрытия, а тем более сдвигов в такой сложной теме, но даже если одного человека или группу либеральных консерваторов, а может и потенциальных спонсоров из индустриальных кругов эта статья заставит задуматься, то миссия считай выполнена. Впрочем, когда-то наука тоже была алхимией, поэтому не комплексую — последнее же больше зависит от читателя, его готовности сопереживать и действовать соответственно духу этой статьи-манифеста».

Читайте также: В США снизили количество голосов выборщиков у Байдена