Друг спас жизнь друга, или улыбаемся и машем!

Друг спас жизнь друга, или улыбаемся и машем!
По долгу службы мне приходится отслеживать новости о присвоении тем или иным эмитентам ценных бумаг кредитных рейтингов, поэтому с деятельностью агентств “большой тройки” – Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch – я знакома не понаслышке. За почти 20 лет знакомства с ними – еще с тех времен, когда третьего участника “большой тройки” называли Fitch IBCA – я сделала вывод: Standard & Poor’s – самое “прикольное” из всех, в том смысле, что крепко стоит на приколе у политических властей США.

Собственно говоря, доказательства тому налицо. Вчера стало известно, что международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s повысило долгосрочный и краткосрочный кредитные рейтинги Украины в иностранной валюте сразу на шесть и семь ступеней — с SD/D (выборочный дефолт) до В-/В.Вместе с тем долгосрочный и краткосрочный рейтинг в национальной валюте был повышен с ССС+/С до В-/В. Прогнозы по рейтингам стабильны. В агентстве пояснили, что изменение рейтингов обусловлено завершением переговоров о реструктуризации украинского внешнего коммерческого долга.

Это прекрасно! Особенно если учесть, что, наверное, это – эксклюзивный случай. Лично я не припомню, чтобы эмитенту повышали рейтинг сразу на шесть ступеней в ситуации, когда его финансовые показатели продолжают стабильно ухудшаться. Фактически агентство выставило себя на посмешище. Нельзя сказать, что это для S&P принципиально новая ситуация: тому, кто после банкротства Lehman Brothers был вынужден забраковать 84% CDO (кредитных дефолтных свопов), имевших рейтинг ААА, уже мало что страшно. Но ведь это не снимает с повестки дня вопрос – зачем S&P сделало это, точнее, зачем агентство кто-то заставил это сделать?

На мой взгляд, решение S&P прекрасно вписывается в следующую канву событий: объявление старта “великой приватизации” на Украине и визит в эту замечательную страну министра торговли США. То, что Украину готовили к распродаже несколько месяцев подряд, давно известно. То, что активы будут сбывать по цене битой посуды, ни для кого не секрет. Но была проблема: ни один инвестор, даже самый отмороженный на всю голову, и близко не подойдет к стране, которая имеет либо преддефолтный, либо дефолтный рейтинг. Просто потому, что ему придется любую сделку согласовывать с акционерами, и они на вполне законных основаниях могут поинтересоваться, все ли в порядке у него с головой, не переутомился ли он от трудов праведных, и не нуждается ли в отдыхе в ближайшей психиатрической лечебнице.

Рейтинг “B-” – совсем другое дело. Формально созданы условия для того, чтобы на Украину приплыли акулы капитализма и пираньи финансового рынка для того, чтобы поживиться остатками советского наследия. При этом совершенно очевидно, что уложиться с “великой приватизацией” надо в кратчайшие сроки, потому что в декабре наступит время платить по российскому долгу, и есть риск, что Украина снова окажется в статусе дефолтера. На все про все таким образом – два месяца…

Однако не будем мешать свидомым праздновать великую перемогу, одержанную с помощью дружественного Украине агентства “большой тройки”. Что же касается репутации S&P, то это – отдельный вопрос, который нас, по сути, не касается. Это западная песочница, и Западу в ней играться. Так что улыбаемся и машем – российские инвесторы ведь все равно не допускаются к участию в великой приватизации, да, честно говоря, мы бы на их месте и не стремились к тому, чтобы отстоять свое право в разделке данного “апельсина”.

Анастасия Скогорева (ежики) //