Грузия вовлечена в орбиту Турции: советник президента Южной Осетии о первых выводах из конфликта в Карабахе

Госсоветник президента Южной Осетии Сослан Джусоев подвел промежуточные итоги конфликта между Арменией и Азербайджаном и уроки, которые можно вынести из военных действий в Нагорном Карабахе.

К продолжающемуся военному противостоянию в Нагорном Карабахе в эти дни приковано внимание всего мира. Несмотря на призывы международного сообщества и всех глобальных и региональных держав (кроме Турции), остановить кровопролитие не удается, боевые действия в регионе продолжаются.

Их интенсивность и масштаб применения сторонами конфликта средств дальнего поражения в виде оперативно-тактических ракет и дальнобойных РСЗО таковы, что нынешнюю карабахскую войну в ряде СМИ уже назвали Кавказской Войной Судного Дня.

В ближайшее время на прекращение боевых действий, к сожалению, рассчитывать не приходится.

Однако определенные промежуточные итоги и уроки Карабахской войны подвести можно.

Первым из них является императив наличия боеспособной армии, развивать государственность без которой в таком сложном регионе, как Кавказ, представляется невозможным. Вторым важным уроком следует признать крайнюю зыбкость состояния замороженного конфликта.

В этом ключе факт признания государственности Южной Осетии Россией и рядом других государств переоценить очень сложно.

Третьим важным итогом войны в Карабахе является то, что она, как и всякая критическая ситуация, подсветила реальное положение дел в регионе. В частности, крайне ограниченную субъектность Грузии, которую уже можно без оговорок считать одним из элементов турецкого регионального проекта.

В официальном комментарии по поводу ситуации в Нагорном Карабахе глава СВР РФ Сергей Нарышкин обозначил две ее принципиально новые особенности.

Во-первых, это совершенно иной уровень воздействия внешнего фактора, поскольку Турция впервые так прямо вовлечена в конфликт.

Вторая особенность является, видимо, следствием первой: в регион для участия в боевых действиях на стороне Азербайджана потянулись джихадисты из разных ближневосточных террористических групп, воюющих в Сирии.

Речь, в частности, идет о боевиках из групп «Фиркат аль-Хамза» и «Султан Мурад», которые входят в так называемую Сирийскую национальную армию, сформированную при организационной, военной и финансовой поддержке Турции.

Ранее о турецко-исламистском факторе нынешней Карабахской войны заявлял и президент Франции Эммануэль Макрон.

Франция располагает доказательствами переброски сирийских боевиков в зону конфликта через Газиантеп — город на юге Турции, недалеко от границы с Сирией. Из Газиантепа джихадисты добираются в Карабах через Баку, с пересадкой в Стамбуле. Полеты проходят через воздушное пространство Грузии.

Формально заявляя о своем нейтралитете и запрете поставки военных грузов через свою территорию воюющим сторонам, Грузия фактически вовлечена в карабахский конфликт на турецкой стороне. Речь не только об использовании воздушного пространства страны для переброски боевиков из террористических групп.

Грузинские власти, во-первых, создавали препятствия для живущих в Джавахке армян, которые хотели отправить в Степанакерт гуманитарную помощь и отправиться туда самим в качестве добровольцев.

Грузино-армянская граница была оперативно закрыта, так что живущим в Грузии армянам пришлось в знак протеста перекрывать границу с Турцией. Это возымело эффект, и буквально на следующий день более 120 тонн гуманитарной помощи и продовольствия из Джавахка было направлено в Армению.

Во-вторых, был зафиксирован поток грузов военного назначения с территории Грузии в Азербайджан.

Официальная грузинская риторика апеллирует к западным странам, но фактически за прошедшие после агрессии в Южной Осетии двенадцать лет усиливалась зависимость Грузии от Турции как ближайшего соседа и государства со схожей политической культурой.

В объеме двусторонней торговли за 2019 год 89% составил импорт турецких товаров в Грузию: оборот торговли между странами составляет 1,8 миллиарда долларов, из которых 1,6 миллиарда долларов — турецкий экспорт в Грузию.

Таким образом, Грузия уже эффективно превращена Турцией в рынок для своих товаров без какой-либо перспективы изменения ситуации в обозримом будущем.

Война в Карабахе ясно показала военно-политическое измерение вовлечения страны в сферу турецкого влияния. Фактически Грузия уже является элементом выстраиваемой Турцией в регионе военно-политической инфраструктуры и потому лишена возможности последовательно соблюдать свои национальные интересы.

Предоставление воздушного пространства сирийским джихадистам и траспортировка военных грузов в Азербайджан противоречат национальным интересам Грузии по целому ряду причин. Одна из них заключается в том, что у Азербайджана и Грузии есть друг к другу территориальные претензии и помимо монастыря св. Давида Гареджийского.

На сегодняшний день не согласовано около 38% границы между государствами, и в процессе окончательной делимитации и демаркации границы Грузия теперь предстает потенциально слабой стороной.

Азербайджанцы являются в настоящее время самым многочисленным и быстро растущим национальным меньшинством Грузии (6,5% населения страны по данным официальной статистики, реально цифра может быть заниженной).

С другой стороны, фактические действия Грузии однозначно истолкованы не только Арменией и Нагорным Карабахом, но и живущими в Джавахке армянами, у которых все меньше внятных причин для лояльности находящемуся в турецкой сфере влияния Тбилиси.

Соблюдение нейтралитета, о чем официально заявляют грузинские чиновники разного уровня, на самом деле соответствовало бы национальным интересам Грузии, но реально соблюдать его Грузия не может, потому что это не соответствует интересам Турции.

Складывающаяся ситуация, в которой Грузия предстает государством с ограниченным суверенитетом и частью внешнеполитического проекта Турции, несколько меняет положение дел в регионе.

Глава СВР РФ в своем комментарии отдельно отметил, что Южный Кавказ может превратиться в плацдарм для международных террористических групп.

Они могут просачиваться на территорию России, в том числе и через Грузию. Есть риски превращения конфликта в Карабахе из армяно-азербайджанского в полноценный региональный. Все это вкупе с общей нестабильностью в мире и регионе ставит и перед Южной Осетией ряд вызовов, которые требуют серьезного осмысления.

Читайте также: Солдат призывают бежать с поля боя: Пашинян сообщил о госизмене в тылу