Минутка юмора, или О полный шит!

Минутка юмора, или О полный шит!
Посол США на Украине Джеффри Пайетт был в отвратительном настроении. В худшем, наверное, за всю историю человечества были только Адольф Гитлер, когда он узнал, что командующий 6-й армии Вермахта Фридрих Паулюс не застрелился, а с особым цинизмом сдался в плен; Альбер Гор, когда узнал, что он продул президентские выборы, недобрав 1% голосов избирателей; и жена Джеффри, когда она узнала, что его назначают послом на Украину. Мадам Пайетт даже намекнула на то, что лучше бы в Ливию, за что заработала от мужа раздраженный взгляд и укоризненное покачивание головой. Но сегодня Джеффри был склонен согласиться с ней…

– О шит! – бормотал он, листая на своем планшете страницы европейских и американских газет, – О полный шит! Да как же это вышло…

Печальные размышления Пайетта о том, как вышел шит, и почему он вышел таким полным, прервал телефонный звонок. Джеффри взглянул на мобильник, на его лице появилось выражение паники, но он сделал над собой усилие, и нажал кнопку с зеленой трубочкой…

– Ну, – мрачно осведомился в трубке знакомый голос. – И как этот шит получился?

– Джон, я тебе сейчас все объясню, – торопливо забормотал Пайетт. – Поверь, я всегда был рядом с ним, ни на минуту не оставлял его без присмотра. Отлучился всего на полдня, и вот…

– Какого шита ты отлучился на полдня?

– Джон, – Пайетт чуть не разрыдался. – Ну, не могу я безотлучно находиться при нем. Он все время предлагает выпить, без конца ругает Путина и лезет целоваться. Ты знаешь, как я уважаю геев, но… в конце концов, я женат! Мэри и так грозит, что бросит меня, если я буду уделять ей меньше внимания, чем этому…

– Это твоя работа! – холодно констатировал секретарь Госдепа США.

– Да-да, я же не спорю, – Пайетт вытер со лба холодный пот. – Но я правда только на несколько часов отошел — а он за это время разбил вазу, выпил шампунь в ванной и подмахнул этот чертов указ… Понятия не имею, кто ему его подсунул!

– Базу? – судя по голосу, Керри был близок к панике. – Какую еще базу? Нашу во Львове, или русских в Крыму?

– Да не базу, а вазу, – всхлипнул Пайетт. – Любимую вазу Мэри. Ты бы слышал, как она кричала…

– Уф, – госсекретарю явно полегчало после услышанного. – Ладно, Бог с ней, с вазой! В остальном все случившееся недопустимо, Джефф. Да, я знаю, тебе нелегко, а мне, думаешь, легко было потом разговаривать с Лавровым? Он такое сказал…

– Ругался? – робко спросил Пайетт.

– Да лучше бы ругался! – Керри скрипнул зубами. – Позвонил и поздравил, сказал, что даже если бы мы пять лет подряд выбирали президента Украины, то наш выбор не мог бы пасть на более достойную кандидатуру, настолько просвещенную, политически грамотную, утонченно аристократичную и выдержанную в своих мыслях и действиях. Короче, издевался, гад, по полной программе. И даже ответить ему я ничего не мог — после такого-то «черного списка»! А все ты…

– Не я, а он, – возразил Пайетт. – Но ты не думай, я это безнаказанным не оставил. Он до сих пор в углу стоит и вазу склеивает.

– Выпускай, – мрачно приказал Керри. – Все равно ничего путного он не склеит, и вообще –
это не наш метод, а для наших методов еще время не пришло. Ладно, Джефф, пока, и смотри…

На что Пайетту предлагалось смотреть, госсекретарь уточнять не стал. Посол США на Украине какое-то время сокрушенно смотрел на монитор смартфона, после чего крикнул:

– Петр, иди сюда!

– Бить будете, папаша? – президент Украины высунулся из полураскрытой двери и настороженно уставился на Пайетта.

– Дурак, – отрезал Пайетт и подумал, что где-то он уже слышал подобный диалог. Вроде бы в одном из российских фильмов, запрещенных к показу на Украине…

– Надо будет пересмотреть, – подумал он. – Может, там какая-нибудь подсказка есть, что с такими красавцами делать…

Анастасия Скогорева (ежики) //