Противостояние России и США: изменится ли что-то после встречи Путина и Трампа?

Очередная встреча Путина и Трампа прошла в рамках большой двадцатки в японской Осаке. Многие считают сам этот факт большим достижением и рассчитывают на прорыв в очередной раз деградировавших отношениях двух стран.

Однако стоит ли всерьез на это рассчитывать, и почему Россия и США — очень разные, но крупные и великие страны раз за разом скатываются во вражду после кратких попыток взаимовыгодного сотрудничества?

Уже более 300 лет прошло с тех пор, когда Петр I встречался с одним из отцов-основателей США и создателем Пенсильвании У. Пенном, но за прошедшее время мы так и не поняли друг друга, не выстроили прочных связей даже там, где они логичны и взаимовыгодны.

Периоды совпадения стратегических интересов, как во время поддержки Россией борьбы за независимость Штатов от Англии, гражданской войны в США, сотрудничества в борьбе с нацизмом, сменялись длительными периодами противостояния.

Так, уже в 1850 г. сенаторы-демократы говорили о суде над русским царем за ссылки в Сибирь и подавление революций в Европе, далее были действия, в ряду которых поддержка Японии в войне против России, помощь США сначала революционерам, а потом и белому движению, холодная война с карибским кризисом, расширение НАТО на восточную Европу и украинский кризис как следствие.

Сегодняшнее обострение — следствие поражения СССР и инерционного стремления США к полному доминированию вместо ожидаемого российской элитой 90-х слияния в объятиях общечеловеческих ценностей.

Разрушение Югославии, а впоследствии и Ирака стало переломным моментом, заставившим российскую элиту очнуться от идеалистических представлений и вернуться к традиционному пониманию сути действий заокеанского партнера.

В итоге мы четко видим, что периоды противостояния доминируют в наших отношениях, но они не могут вылиться в крупномасштабную войну ввиду ее бессмысленности: ядерные удары приведут не к капитуляции одной стороны, но крупному ущербу с обеих сторон, а оккупация с обеих сторон невозможна логистически.

Сегодня мы находимся в нижней точке десятилетней спирали охлаждения отношений с грузом экономических санкций, несколькими региональными точками напряжения, грозящими перерасти в серьезные конфликты; и в силу невозможности дальнейшего движения вниз, часть балласта накопившихся проблем будет сброшена вместе с многочисленными политиками, служившими проводниками старого курса, открывая путь восходящей спирали потепления на последующее десятилетие.

Это тот локальный максимум, который могут потенциально принести переговоры Путина и Трампа, однако возможно ли в будущем ожидать намного больших результатов в форме экономической интеграции, полномасштабного сотрудничества в политике и военной сфере?

Это вполне логично и потенциально это могло бы решить многие мировые проблемы: укрепить мир в ключевых регионах мира, решить проблемы с нищетой, миграциями, победить мировые террористические сети и предотвратить будущие конфликты.

Здесь важно понимание природы зарождения спирали конфликта.

Многие придерживаются мнения, что она имеет изначально геополитические корни: идет борьба за влияние на Европу, в котором побеждает евроатлантизм, и противостояние переходит во все более острую фазу по мере движения его фронта все глубже на восток.

Другие же полагают экономику изначальной причиной: не секрет, что не существует большой взаимозависимости экономик двух стран, совместных цепочек производства в которых бы циркулировали большие денежные потоки, и при столкновении интересов обе стороны легко готовы жертвовать взаимной торговлей.

Третьи видят глобальное военное доминирование конечной целью и причиной данной череды конфликтов России и США.

Действительно, мессианская идея существует в США не первое столетие, но если Россия — единственная страна, способная гарантированно уничтожить Америку, то невозможно говорить о ее полноценном мировом доминировании.

Следовательно, необходимо окружать Россию военными базами, снижать ее потенциал возможного ответного удара, создавать цели в сателлитных государствах и дожидаться удобного момента для окончательно решения вопроса. Найти же предлог для атаки ослабевшего соперника не составит труда.

Автору же кажется, что все эти теории говорят лишь об отражении в различных сферах жизни более глубоких процессов.

Нельзя отрицать, что существуют большие различия, предрассудки и недоверие к государственным машинам друг друга на уровне обычных граждан, и дело тут далеко не в работе СМИ, обслуживающих властные интересы с обеих сторон.

Большая неосознаваемая повседневно проблема состоит в том, что эти две страны исторически наследуют генетические признаки, во многом определяющие общественное устройство: принципы, системы и даже символы, находящиеся в многовековом противостоянии между собой.

Фактически сегодня государства обоих Американских континентов это не просто некое количество богатых и бедных развитых и не очень стран, построенных с разным успехом трудами людей различного происхождения. Это регион, завоеванный великими морскими державами Европы: Францией Англией и Испанией, достигшими высокого уровня развития. Это европейцы, дошедшие до Тихого океана через Атлантику, вобравшие в себя разные культуры и группы населения.

В свою очередь, их успехи опираются на достижения Римской империи, развивавшей науку культуру и военное дело на их территориях в предыдущие столетия. США — как самое успешное подобное государство, прочно связано идеологически и политически как со старушкой Европой, так и с Западной Римской империей.

Сегодня в США, как и в древнем Риме, на капитолийском холме под сенью орла, идет бесконечное противостояние интересов оптиматов, богатых граждан, с популяриями, сторонниками простых людей, как и раньше в Риме, иностранные лоббисты из отдаленных протекторатов приезжают в Капитолий чтобы коррумпировать сенаторов метрополии и направить имперские дотации себе на благо, а легионы против врага.

Как и тогда, войны начинают для обогащения, отвлечения внимания черни, под одобрение царящей в империи идеологии доминирования, исключительности и богоизбранности.

В свою очередь, Россия — наследник Константинополя, тесть восточной римской империи. Мы унаследовали и ее герб, ее православную веру, духовность, царизм, многое другое, и даже считаем себя третьим Римом.

Мы тоже по мере своего развития и стремления расширяться двигались на новые земли, которые располагались на Востоке, вбирая в себя местные народы. Мы — европейцы, претендующие на наследие Рима и дошедшие до Тихого океана по суше с Востока.

Как и в Восточной Римской империи, лидер России зачастую имеет сильную персональную власть, ассоциирует себя в православной верой и опирается на баланс интересов двух основных элитных группировок: чиновничьей и военной верхушки.

Противостояние, которое началось между восточной и западной частями Римской империи после ее раздела на 2 части более 1600 лет назад, и привело к расколу христианства, длящемуся уже 1000 лет, и разграблению Константинополя, перемещению центра восточного христианства в Москву, унаследовано Россией. Вражда с тенью западной Римской империи привела к системной борьбе со странами Запада из-за различий в вере и многим войнам современности, начиная от ледового побоища и заканчивая кризисом на Украине.

Ввиду 1000-летнего существования двух претендентов на роль единоличного преемника Рима, бывшее некогда единым христианство изменилось, подстраиваясь под традиции и ценности конкретного общества.

В результате в Америке традиции западной меритократии перешли в церкви: там воспевают пример царя Соломона — любовь Бога приводит к богатству, и обогащение называют божьим благословлением, хотя Иисус призывал раздавать все имущество бедным.

Населению России намного ближе пример Лота, которому Бог посылал испытания и страдания испытывая его верность. Здесь официальная церковь по сути является государственным институтом, работая на укрепление власти, и прихожане, склонные всецело доверять церковным служителям.

Такая историческая конкуренция и накопленные за столетия различия во всех сферах жизни вызывают взаимное непонимание и отторжение, а в итоге и враждебность не только на уровне простых людей, но и на уровне бизнеса культуры и государства.

СМИ обоих государств не столько создают раскол между нами, а используют уже существующий долгосрочный конфликт в целях контролирующих их элитных группировок.

На сегодняшнем этапе спирали противостояния Россия находится в положении защищающейся стороны. Если в военном плане нам в последнее время удалось во многом восстановить паритет и кое-где даже обогнать соперника, то в области культуры еще многое предстоит сделать.

Министерство культуры спонсирует большое количество проектов, нацеленных на создание качественного отечественного культурного продукта, чтобы компенсировать влияние из-за океана.

Технологическое лидерство США не является проблемой само по себе, однако новые технологии решают задачи по быстрой и качественной доставке американского культурного продукта до отечественного потребителя, что вызывает реакцию, иногда в форме запретов и ограничений.

Но если военная наука сосредотачивается на экономичном технологическом опережении потенциального противника, исходя из невозможности запретить его военные достижения потенциального противника, то в других областях, к сожалению, такого понимания зачастую нет.

Вообще, в случае, если мощная сегодня российская культура в будущем окажется неспособна создавать, пусть рассчитанную на более узкую аудиторию, но более качественную продукцию во всех областях, власть вынуждена будет запрещать и очернять американскую культуру, что будет означать чистый проигрыш в этой области и очередной виток тотального противостояния.

История знает много подобных примеров, стоит привести наиболее известный. С древнейших времен еврейский народ имел веру в единого Бога, но документальное оформление Ветхого завета в виде текста началось именно в период вавилонского плена ввиду сильнейшего влияния мощнейшей во всех отношениях вавилонской культуры на еврейские умы, принятие многими местных обычаев и верований.

Это была попытка сохранить вероучение в виде документа в той ситуации, когда самосознание распадалось под влиянием более сильной культуры, и многие евреи с легкостью встраивались в богатое развитое и космополитичное вавилонское общество.

И сегодня любой может легко убедиться, что и сотни лет спустя Вавилон упоминается в Библии как самое страшное зло, потому что он совершал убийства не отдельных представителей общества, а был очень привлекательной альтернативой для евреев.

США сегодня обладают развитой культурой, экономикой и социальными институтами, а граждане России с легкостью интегрируются в их общество.

Благодаря усилиям государственного аппарата за 20 лет дисбаланс несколько выровнялся, но процесс утечки людей еще идет.

Общая политика в социальной, культурной и экономической сферах, успешное решение ряда проблем показывает, что руководство страны осознает опасности, однако зачастую руководствуется тактическими интересами, жертвуя стратегическими ввиду нехватки ресурсов в этом историческом противостоянии.

Читайте также: Встреча завершена: о чём говорили Путин и Трамп (+ВИДЕО)

Дмитрий Ивутин, для «Русской Весны»