Рука рынка решает все?!

Рука рынка решает все?!
Очень долго западные экономисты и прозападные подпевалы рассказывали нашим гражданам, что рука рынка решает все проблемы. Мы как-то привыкли и сжились с мыслью, что на западе нет бюрократии, нет коррупции, нет воровства сотрудников у своих фирм. У одних нас есть и несуны, и мздоимцы. Народ расстраивается, Дума законы принимает, МВД сажает, а прозападный народ вопит о том, что у нас все просто так и нет рынка. Настоящего, как на Западе, а вот сформируем его совместно с брендами, так и будет нам счастье!

Так ли это? Все ли решает рынок? Или наши прозападные эксперты продают нам кота в мешке? Расскажем-ка мы сказочку про одну обличенную доверием фирму, про ее поднаготную.

Родина демократии, свободы, равенства и Братства – Франция. Франция символ свобод, символ либеральной экономики, за нее родную сражалась Великая Французская революция.

Одни из самых уважаемых и дорожащих репутацией фирм были, есть и будут те, кто имеет дело со здоровьем человека, его собственностью и его правами: врачи, банкиры, ювелиры, аукционные дома, нотариусы и адвокаты.

В доброй Франции есть не один аукционный дом. Обычно сфера деятельности таких фирм – продажа ценных вещей, связанных с культурой и историей страны. Аукционный дом Drouot один из самых старейших, заработавший свой престиж длительным и безупречным исполнением пожеланий клиентов. Это самый настоящий бренд. Тот, где все, по мнению наших либеральных экспертов, просто блестяще по закону рынка.

Однако сегодня начался один из самых скандальных процессов о несунах, где французский бренд выступает в качестве ответчика.

Drouot был основан в 1852 году. Сейчас он объединяет 70 независимых аукционных компаний, которые торгуют на 16 огромных площадках, проводя около 3 тысяч аукционов в год. Эта прославленная компания продает все: от произведений искусства, до коллекций вещей знаменитостей. Drouot удостоился чести продавать вещи писателя Андре Бретона, мима Марселя Марсо и многих других славных детей французского народа.

Как любое старинное предприятие, оно имеет свои старые традиции. Одна из них – это «красные воротнички». Эта категория служащих получает свое место по наследству. Это самые обыкновенные грузчики, которые являются уроженцами или потомками нескольких альпийских деревушек в департаменте Савойя. Право на работу в аукционном доме им подарил император Наполеон III в 1860 году.

Зарплата этих малых составляла в среднем 5000 евро в месяц, учтем, что средняя зарплата француза еле-еле дотягивает до 3 тысяч евро. Кажется немало. Есть работа, хорошие заработки, что еще надо человеку?

Оказалось, что эти короли переноса воровали и делали это давно. Схема была налажена отличным образом. При перевозке ценных вещей что-то могло потеряться: драгоценности, мебель, посуда и даже работающая гильотина. Обычно процесс изъятия предмета происходил до проведения инвентаризации и регистрации вещей на аукционе. Если кто-то спохватывался вещи, то она «находилась», а если нет, то выставлялась на аукцион третьим лицом. Красные воротнички богатели, да не бедствовали.

Конец идиллии положил анонимный звонок, который утверждал, что один из грузчиков украл морской пейзаж кисти Гюстава Курбе. Так потянулась ниточка.

Сегодня начался суд.

Скажите мне, где вы видите ту невидимую руку рынка, которая сделала людей честными или научила их довольствоваться заработанным? Ни репутация, ни бренд, ни либеральная экономика, ничего не спасло Drouot от человеческой жадности. Зато все решили ажаны.

Экономика складывается веками, та, что помогает этому конкретному народу на своей земле выжить. Никто не ратует за косность, история показала глупость жесткой схемы какого–то одного постулата. Экономика должна быть гибкой, а не чужой. Она средство выжить конкретному народу, а не цель сама по себе. Чем чаще мы чувствуем невидимую руку рынка, тем острее отмечаем, что она не панацея.

А вот в ее западном исполнении может быть и вовсе не годиться нам, только элементы и жесткое противодействие в случае, если забалует

Eugeny Radugin //