«Русский вопрос» будущему американскому президенту

8 ноября в Соединенных Штатах пройдут очередные выборы, победитель которых будет руководить государством на протяжении следующих четырех лет.

В ходе регулярных дебатов претенденты на кресло президента обсуждают различные вопросы, в том числе и внешнюю политику.

 

Россия и отношения с ней будут ключевыми для следующего президента США

Судя по всему, внешняя политика США в ближайшие годы будет исключительно русскоцентричной. Во всяком случае, нет другого субъекта международного права, который бы настольно основательно присутствовал в дискуссиях кандидатов.

Это дает представление о возросшей в восприятии американского политикума роли России в мире. Но вряд ли стоит воспринимать этот статус как нечто безусловно положительное, ведущее к неизбежному улучшению двусторонних отношений.

«Русский вопрос» для кандидатов в президенты США остается сложным и непонятным, а наиболее универсальные варианты ответа на него сводятся к диктовке американской воли тем или иным силовым путем.

Как защититься от «штыка Ленина» в руке Путина

6 августа прошлого года состоялись дебаты претендентов от Республиканской партии. И на них прозвучал ключевой внешнеполитический вопрос — что президенту США следовало бы предпринять по поводу «начатой российским президентом Владимиром Путиным кампании по дестабилизации союзников по НАТО Эстонии, Латвии, Литвы, а также для отражения действий Путина ранее на Украине».

Ответить вызвался губернатор Висконсина Скотт Уокер, заявив, что Владимир Путин верит в некую «старую поговорку Ленина», согласно которой нужно «тыкать штыком, пока ты не найдешь слабое место».

Уокер заявил о намерении стать «стальным препятствием» для этого «штыка» Ленина и Путина. Путем вооружения Украины, размещения контингентов НАТО «на восточной границе Польши и прибалтийских народов» и восстановления элементов системы ПРО в Польше и Чехии.

Стоит, пожалуй, поблагодарить губернатора Висконсина за авторитетное подтверждение того факта, что глобальная американская ПРО направлена все-таки против России, а не КНДР или Ирана.

Несмотря на партийные разногласия, участники состоявшихся 13 октября дебатов Демократической партии демонстрировали солидарность со своими коллегами по внешней политике. Самая злободневная внешнеполитическая тема опять-таки была связана с Россией.

Ведущий попытался выяснить у гостей, что будущий президент должен сделать с Россией, «которая бросает вызов США в Сирии и врет о целях своих бомбардировок».

Хиллари Клинтон подчеркнула, что, «когда президентом был Медведев, а не Путин», все было хорошо. США получили договоренности по ядерному оружию, поддержку санкций против Ирана, возможность снабжения группировки в Афганистане оборудованием и материалами.

«Возвращение» Владимира Путина стало для Клинтон ожидаемой неприятностью, и США должны «принять его вызов», прежде всего в Сирии.

«Соединенные Штаты очень ясно дадут понять Путину, что его действия неприемлемы, нельзя создавать хаос в Сирии, бомбить людей от имени Асада. Мы не можем не сделать этого, если планируем занимать лидирующие позиции — на чем я настаиваю», — заявила госсекретарь.

Она также подчеркнула, что дипломатия в отношениях с Россией — «неидеальное решение», и нужны рычаги принуждения.

Сенатор от Вермонта Берни Сандерс, соперничающий с Хиллари Клинтон за первенство в симпатиях демократов, уверен, что «Путину придется пожалеть о том, что он делает».

На реплику ведущего, что «он, кажется, не тот парень, чтобы много сожалеть», Сандерс заявил, что падение российской экономики уже заставляет Россию «сожалеть о ее действиях в Крыму и на Украине», а ожидаемый им рост потерь российской группировки в Сирии заставит «русских людей дать понять, что они хотят вернуться домой, и необходимо работать с Соединенными Штатами, чтобы исправить ситуацию».

На фото: Американские комплексы ПВО Patriot под Варшавой

«Если они побеждают — как мы-то побеждать будем?»

На дебатах республиканцев в декабре вопросы внешней политики опять-таки постоянно соскальзывали на Россию, Путина, «вызовы» и необходимость им противодействовать.

Констатируя полный хаос, воцарившийся после Арабской весны, и несостоятельность концепции «умеренной оппозиции» в Сирии, сенатор от Техаса Тед Круз заявил, что «мифические умеренные повстанцы — это как пурпурный единорог, на самом деле они там все джихадисты».

Кандидаты пришли к любопытному выводу, что весь Ближний Восток упирается в Россию, без оглядки на которую нельзя ничего делать ни в Сирии, ни в Иране, ни в других регионах.

При этом как-то так получается, что на России замыкаются интересы куда большего числа стран и людей Ближнего Востока, чем на США. Свергнуть Асада не получается, поскольку его поддерживает Россия.

«Если он останется у власти, Иран побеждает, побеждает „Хезболла“, Иран побеждает в Йемене. Они побеждают во всем мире. Если они везде побеждают — как мы победить-то можем?» — резюмировал ведущий Хью Хьюитт.

Рецепт был традиционным. Кандидат Карли Фиорина сообщила, что Россия и Путин «понимают только силу», с позиций силы и нужно вести диалог. Лично с президентом России Фиорина не планирует беседовать до тех пор, пока «прямо у него под носом» не будет обновлен 6-й флот США (базируется в Средиземном море. — прим. ред.), компоненты ПРО в Польше, а в Прибалтике не пройдут масштабные учения.

Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи добавил, что нужна бесполетная зона в Сирии, где русские пилоты будут безусловно сбиты, «если они окажутся достаточно тупы, чтобы считать нового президента таким же беспомощным слабаком, как тот, что сейчас сидит в Овальном кабинете».

Кандидаты также выясняли друг у друга, кто обладает достаточным политическим весом для того, чтобы вести дела с Владимиром Путиным.

Представители демократов, обсуждая введение бесполетной зоны как возможной меры обуздания России в Сирии, пришли к осознанию: Россия как постоянный член СБ ООН наверняка будет против. И, стало быть, нужно искать другие способы. Поскольку с учетом эффективности ВКС РФ и присутствия систем ПВО С-400 в Сирии уповать на различные рычаги принуждения и даже 6-й флот не приходится.

«Нам придется себя сдерживать», — констатировал губернатор Мэриленда Мартин О’Мэлли.

«Региональная держава», о которой говорят все

Такое внимание и заявления весьма слабо сочетаются с регулярно звучащими репликами о том, что Россия — малозначимая «региональная держава», по словам Барака Обамы, находящаяся в «абсолютной изоляции».

По-видимому, это противоречие все больше осознают и сами американские политики, наиболее здравомыслящие из которых призывают к улучшению межгосударственных отношений. Судя по реакции населения, это вполне востребованное мнение: лидер симпатий избирателей миллиардер Дональд Трамп не упускает случая заявить о необходимости разрядки отношений с Россией для решения большинства внешних и внутренних проблем США.

То, что Россию нужно помещать в фокус внимания, постепенно осознают и другие кандидаты. В июне 2014 года вышла книга госсекретаря США и претендента на пост президента от Демократической партии Хиллари Клинтон «Трудные альтернативы» (Hard Choices), где она заявила, что потратила много времени на размышления о том, «как понять российского президента».

При этом еще 15 марта 2014 года посол США в ООН Саманта Пауэр заявила представителю РФ в ООН Виталию Чуркину, что России как «побежденной державе» нужно знать свое место. А «поведение Москвы возмутительно, потому что Москва, шантажируя США ядерным оружием, унижает Америку».

Этой зимой губернатор Флориды Джеб Буш по-настоящему забил тревогу, заявив, что «Россия расширяет свою повестку со сверхсветовой скоростью», российский лидер Владимир Путин «набирает авторитет», стремясь «бросить вызов США в масштабах всего мира», в то время как сами США этот авторитет утрачивают.

Судя по частоте упоминания России, ее руководства и действий в речах кандидатов в президенты США, «русский вопрос» будет основным для внешней политики США на время правления следующего президента, обходя по степени важности даже Китай. Правда, самые популярные варианты ответа на этот ключевой внешнеполитический вопрос по-прежнему не относятся к конструктивным.

Андрей Полевой