Сара Вагенкнехт: Мне страшно за будущее Германии