Цукерберг не согласен, что право на жизнь есть у каждого

Глава «Фейсбука» не согласился с тем, что правом на жизнь могут обладать все без исключения.

Скандалы вокруг темы толерантности, кажется, уже неотторжимый атрибут современной западной цивилизации. Пресса и молва с удовольствием подхватывают такие истории, а уж если в них оказываются замешаны известные лица, и подавно.

Например, всемирно известный «вундеркинд», основатель «Фейсбука» Марк Цукерберг жестко отчитал нескольких сотрудников штаб-квартиры соцсети за то, что один из них проявил вопиющую нетолерантность к темнокожим согражданам, а другие, соответственно, не осадили «отщепенца», не пропесочили по законам чести и пр.

Кто-то из них оскорбил афроамериканца на улице и сделал это достоянием гласности? Позволил себе неуместную остроту в адрес темнокожего коллеги? Вовсе нет. Цукерберга вывела из себя одна из надписей на стене, специально отведенной для творчества сотрудников, где те упражняются в креативе, излагают какие-то идеи, делятся эмоциями и тому подобное.

Сам глава «Фейсбука» ранее в одном из интервью очень гордился этим нехитрым корпоративным ноу-хау: дескать, такая потеха серьезным образом стимулирует креатив персонала, сплачивает его и, как следствие, всю работу делает куда более эффективной.

Цукерберг против

Вот и докреативился кто-то. Культовый в Штатах лозунг «Жизни темнокожих имеют значение» зачеркнул и надписал сверху:

«Жизнь каждого имеет значение».

То есть, поясним, отказал темнокожим гражданам в эксклюзивном праве на жизнь, заметив, что таковым обладают все люди без исключения.

Казалось бы, кто-то сердобольный всего лишь исправил очевидную логическую оплошность, которая делала фразу как раз не до конца толерантной. Но вычеркивание целой социальной группы — то, что господин Цукерберг не смог стерпеть и примерно отчитал причастных к крамоле, которая к тому же оказалась еще и рецидивом.

«На прошлой неделе я уже дал ясно понять, что такое неприемлемо, — заявил глава „Фейсбука“ сотрудникам. — Такие же послания направили и другие руководители компании. Несмотря на это, все повторилось. Я и так был разочарован столь неуважительным поведением, теперь же после предупреждения я расцениваю такое поведение как зловредное».

Хотя «служебное замечание» предназначалось для внутреннего пользования, оно все же просочилось в мир через интернет-блог Gizmodo. А что поделать? Гласность — такая же безусловная и фанатично оберегаемая в США ценность, как и толерантность. Но не попади отповедь в публичное пространство, мы бы не знали, как же интерпретирует понятие толерантности сам Цукерберг и что именно его вывело из себя.

Как оказалось, даже не сама надписанная фраза, в которой он, не будучи идиотом, никакого криминала, конечно же, не увидел. Само перечеркивание фразы с указанием права темнокожих на защиту жизни — вот что возмутило нашего героя: «Перечеркивание означает то же самое, что и затыкать рот, что чье-то выступление важнее другого».

В общем, рядовые сотрудники, как сообщают местные СМИ, озадачены и слегка встревожены, Цукерберг глотает валидол, а служба безопасности начала внутреннее расследование, дабы, надо полагать, найти и в лучших традициях терпимости и свободы слова примерно наказать негодяя или негодяев.

Надо сказать, что сама перечеркнутая фраза «Жизни темнокожих имеют значение» появилась не так уж и давно, в наше время, причем не в порядке некоего философско-публицистического упражнения, а как совершенно четкий ответ на совершенно определенную серию безобразных преступлений, совершенных явно по признакам расовой ненависти в нескольких американских штатах.

Более того, сама проблема то и дело там и тут вспыхивающей расовой ненависти — одна из тем нынешней предвыборной кампании, наряду с российской. Да и сам Барак Обама в своих выступлениях перед нацией вынужден к этой теме обращаться.

Потому не сильно согрешим против истины, если предположим, что господин Цукерберг вовсе не тронулся умом, но, скорее всего, попал на эту информационную войну и отреагировал, что называется, в интересах собственного очень недешевого бизнеса, среди инвесторов которого наверняка имеются и те самые темнокожие.

Толерантность по-русски

Но ведь и мы, живущие в России, пусть и не в столь истерических формах, но тем не менее сталкиваемся с почти подобными историями, которые разве что не имеют такого информационного выхлопа, в том числе и потому, что своего «цукерберга» не имеем, а отдельные случаи корпоративно-начальственного самодурства подчас не выходят за пределы офисов как в общем-то мало кому интересные.

У нас ведь культура в принципе не «толерантоцентричная». Есть некоторые формы приличия — то, что принято называть «хорошим воспитанием». В советские времена никто о толерантности в наших великих краях и не слыхивал, но вот то, что нельзя тыкать пальцем в инвалида-колясочника и нехорошо передразнивать запинающегося, как-то понимали и безо всяких указок. Обходились как-то одной лишь моралью.

И как-то смогли выжить, не скатившись в расовую сегрегацию, в отличие от кое-кого. Да и, кстати, самому владельцу «Фейсбука» стоило бы, прежде чем заниматься морализаторством, обратить внимание на новые «персонифицированные» лайки. Темнокожие вряд ли оценят…

Виктор Мартынюк

Русская Планета