Украина — от слова «украсть»

На Украине Аваков борется с Саакашвили, и все вместе — с Яценюком, пишет «Свободная Пресса».

Порошенко публично призвал Яценюка отбыть с должности, поскольку уровень недоверия к правительству превысил любые нормы разумного. При этом поговаривают, что это все — спектакль, а в реальности Порошенко с Яценюком полюбовно договорились.

Вообще же все эти «единоборства» — зрелища для публики.

Американцы к Яценюку претензий не имеют, и для него это главное. Да и для территории «Украина», реально подчиняющейся Америке. Яценюк готов сдать, слить, распродать, раздарить все, что ему скажут. Фактически все нарекания в его адрес сводятся именно к тому, что он разбазаривает Украину. То есть, делает именно то, для чего его поставили «на кормление».

В результате проамериканский «Оппозиционный блок» сорвал голосование по Яценюку в Раде, просто покинув зал.

Между тем, тихо и гладенько был принят закон с малопонятным названием. Настолько малопонятным, что все становится понятно: «Закон о внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно уточнения некоторых положений)». Это закон о приватизации. Причем приватизация на Украине будет проходить по лекалам наших девяностых: «своим» и за копейки.

Здесь, правда, есть одно отличие нынешней Украины от России 90-х: сейчас «свои» — из США, ЕС, с Ближнего Востока.

Украину стремятся растащить по кусочкам — все, что плохо лежит (или хотя бы еще лежит, а не пропало с концами). Это, разумеется, не значит, что с новыми владельцами придут новые порядки, сменив нынешний хаос. И не значит ничего хорошего для простых украинцев. Украина никому не нужна в качестве самостоятельного упорядоченного государства.

Собственно, мы тоже переживем. И не исключено, что с новыми владельцами всего и вся на Украине легче будет договориться. Например, о продаже газа в ЕС на российско-украинской границе, чтобы не париться с дикарями, оседлавшими транзитную трубу. Или о транзите наших грузовиков.

Но сами украинцы от всей этой приватизации, конечно, серьезно пострадают. Если и вовсе не вымрут. Ну, допрыгались. Точнее, доскакались.

Анна Шафран