Украина — Венгрия: Судьба Закарпатья

Украина — Венгрия: Судьба Закарпатья

Сложно назвать соседнее с Украиной государство, с которым после государственного переворота 2014 г. Киев не испортил бы отношения. Не является исключением и Венгрия, которая стучит во все двери ЕС и НАТО, пытаясь защитить свое национальное меньшинство, проживающее в Закарпатье. Конфликт с некогда «адвокатом» Украины в Европе был запрограммирован объявлением идеологии украинского национализма официальной идеологией страны, пишет Одна Родина

Кто в доме хозяин?

В отличие от так называемых украинцев, венгры в местах своего компактного проживания являются коренным населением. Последний раз, до 1945 г., Закарпатье входило в состав Русского государства в XIV в. Совершенно очевидно, что никакой Украины тогда и в проекте не было. Долгие века нынешнее Закарпатье являлось частью Австро-Венгрии, пока в 1921 г. в результате распада империи территория, населенная преимущественно венгерским населением, не отошла к Чехословакии.

Согласно Мюнхенскому сговору 1938 г. последняя была обязана в трехмесячный срок решить с Венгрией проблему принадлежности территорий исторической области Верхняя Венгрия (ныне — Словакия), в которую входили южные районы Словакии и Подкарпатской Руси. Переговоры, проходившие 9—13 октября в Комарно, закончились безрезультатно. 11 октября власти чехословацкой «автономной земли» Карпатской Руси получили самоуправление и 20 октября приняли резолюцию, поддержавшую проведение плебисцита по вопросу о вхождении этой территории в состав Венгрии. Но захвативший через несколько дней власть в автономии Августин Волошин отверг идею референдума.

Венгрия обратилась к Германии и Италии о проведении арбитража о размежевании территории. По итогам двух арбитражей к Венгрии отошли районы Подкарпатской Руси, включая Ужгород и Мукачево. Но Будапешт не удовлетворился результатами и 13–17 марта 1939 г. оккупировал Закарпатье. Такая ситуация сохранялась до 1944 г., когда после освобождения Закарпатья советскими войсками была образована Закарпатская Украина, добровольно вошедшая в состав УССР в 1945 г.

Позвольте, а где же во всей этой перекройке границ украинское государство? А не было его, как и украинцев. Хитрый уроженец села Келечене священник Августин Волошин с молодых лет увлекся идеями украинства. Долгие годы сей «украинец» без всяких мучений работал в школах и СМИ, издавал газету и даже был депутатом парламента Чехословакии, благодаря чему и попал в правительство автономии.

А 26 октября 1938 г. захватил в Подкарпатской Руси власть, сформировав правительство из украинофилов. К тому времени А.Волошин уже покончил с чешскими «народными христианами» и создал Украинское народное объединение (УНО) со своими боевиками — организацией народной обороны «Карпатская сечь» (ОНОКС). Ведущую роль в ОНОКС играли члены ОУН*, пришедшие в Закарпатье из других регионов Украины, а также из эмиграции. Потому совершенно не стоит удивляться, что первым же решением «правительства» А.Волошина стал запрет всех политических партий, кроме УНО, и насильственная украинизация населения.
Как видим, так называемая украинская идея совершенно чужда региону Закарпатья и принесена туда на штыках ОУН* и поддерживающих их гитлеровцев и «хортиков». Почти не связанная с Украиной область в 1991 г. провела референдум о создании автономии в составе Украины, где идея получила поддержку 78% голосовавших. Но Верховная рада Украины так и не приняла соответствующий закон.

Венгры в «нэзалэжной» Украине

Согласно результатам переписи населения 1989 г. в Закарпатье проживало 12,5% венгров или 155711 чел., украинцев же — 78,41% или 976749 чел. Эту цифру нельзя считать достоверной, поскольку ни СССР, ни Украина не признают отдельным народом закарпатских русинов. Так, по состоянию на 1979 г. в Закарпатской обл. проживало 978 тыс. человек, относящих себя к русинскому народу. Ну и найдите тут хоть одного украинца, если признать русинов отдельным народом.

Официальный Будапешт, поддерживавший автономию Закарпатья, все же согласился на уговоры Л.Кравчука на условиях, что защита прав проживающих в области венгров будет осуществляться-де-факто. Венгрия получила право свободной работы с общиной, финансировала открытие и содержание школ с венгерским языком обучения, издание книг и газет, создание радио и телевидения. Кроме того, Венгрия поддерживает и экономическое развитие региона. Так она выделила кредит в 50 млн. евро на трассу до Мукачева и окружную дорогу Берегова, а в минувшем году премьер-министр Украины В.Гройсман обсудил с венгерским коллегой и другие инфраструктурные проекты — реконструкцию и строительство КПП, запуск скоростного поезда «Интерсити» Мукачево-Будапешт.

Численность венгерской общины в Закарпатье на данный момент составляет около 150 тыс. чел., и до недавнего времени венгры чувствовали себя в государстве Украина достаточно комфортно, если не считать отдельных стычек с украинскими неонацистами.

Все изменилось после государственного переворота 2014 г., когда украинские нацисты фактически стали властью в стране. Особенно это коснулось традиционно ненавидящего галицкий нацизм Закарпатья и проживающих там венгров. Те, кто вчера еще избивал венгров, стали во главе области. Как, например, свободовец О.Куцина, в 2011 г. задержанный за поджог памятника 1100-летия переселению венгров через Карпаты.

Именно после переворота отношение к венграм стало приобретать характер этноцида и вытеснения с Украины. Несколько нападений на венгерские центры, поджог автомобилей с венгерскими номерами, угрожающие надписи и свастики на упомянутом памятнике — это лишь небольшая часть проявлений мадьярофобии. Буквально на днях, 24 мая, представители так называемой Национальной ассамблеи патриотов Украины, бывшие атошники и члены различных вооруженных формирований устроили митинги возле здания Генерального консульства Венгрии в Ужгороде. Среди требований нацистов — прекращение «антиукраинской» политики Будапешта и украинизация венгров. Как заявили участники митинга, «на Украине есть место только людям с украинским гражданством и говорящим на украинском языке, а остальным гражданам, в частности венграм, не мешает задуматься о переселении на свою историческую Родину».

Будапешт vs Киев

Необходимо отметить, что антивенгерскую политику украинских радикальных националистов поддерживают и киевские власти, взявшие на вооружение идеологию и политику ОУН(б)*. Проводя политику насильственной украинизации, правительство ввело квоты на украиноязычное вещание и использование в эфире украинского национального продукта, ограничения на ввоз иностранных книг и издание неукраиноязычной печатной продукции, запретило ряд телеканалов. Естественно, эти дискриминационные меры коснулись и венгров. Последней каплей, исчерпавшей терпение официального Будапешта, стал принятый в сентябре 2017 г. новый закон «Об образовании», который лишил национальные меньшинства, включая венгерское, права получать образование на родном языке.