Ультиматум Лукашенко: оппозиция почти проиграла, остался последний шанс (ФОТО)

В минувший понедельник истек срок ультиматума, заявленного С.Тихановской президенту Белоруссии А.Лукашенко. Как уже отмечалось в нашей прошлой публикации, подобные угрозы тогда выглядели бумажным тигром оппозиции. И сейчас они остаются довольно вегетарианскими. Следовало бы обсудить несколько тезисов относительно данного вопроса.

Сами требования ультиматума формально направлены на достижение следующих результатов:

— Лукашенко должен объявить об отставке.

Тезис не кажется даже спорным. Если в него верит сама Тихановская и ряд поддерживающих ее слоев населения, то в него никак не могут верить те, кто этими тезисами с ней делится.

Подобное требование само по себе вырывается из логического круга — осложнения в экономике должны так напугать кровавого диктатора, что он должен принять самое печальное для себя решение.

Как-то это не вяжется с оценкой Лукашенко как человека, думающего исключительно о сохранении режима личной власти. Таких диктаторов не бывает. Может, кому-то и кажется, что Лукашенко испугался голода в собственной семье на фоне спада деловой активности, но холодный расчет говорит о том, что сам президент и сотрудники правоохранительных органов дойдут до нитки последними.

— Насилие на улицах должно прекратиться.

Данный пункт невыполним без удовлетворения первого. Объемы подобного насилия мы сейчас оценивать не станем, это дело вкусовщины.

Ясно то, что неблагоприятные последствия не касаются тех, кто этого не желает.

Дальше — дело личного выбора каждого. Это условия игры. Пусть каждый сам оценивает все выгоды игры в русскую рулетку без единого патрона, что и является требованием Тихановской. Тост «за то, чтобы у нас было все, и нам за этого ничего не было» еще никто не отменял.

— Освобождение всех политических заключенных.

Считаю, что подобного специального статуса в Белоруссии нет, но власть сама прекрасно знает, кто и за что находится под стражей. Президент начал постепенно отпускать данных лиц согласно своим планам, видению и вкусу. Лицам, представляющим угрозу белорусскому обществу, не стоит вынашивать радужные планы.

Освобождение более или менее значительных фигур будет сигнализировать нам об одном из двух — или они перестали быть значительными и деклассированы, или их включили в план многоходовой игры.

Опять же, смотрите пункт первый, т. е. нахождение Лукашенко у власти делает невозможным выполнение всех последующих требований неформально и всерьез.

Необходимо отметить невероятную несвоевременность рассматриваемого ультиматума.

Неспособность и нежелание оппозиции брать быка за рога в нужное время и в нужном месте говорит лишь о желании внешних игроков получить определенные результаты, а не о скрупулезной подготовке и ответственной работе над этим вопросом.

Иностранные заинтересованные субъекты халатно профукали ковку железа горячим, предоставив ситуации развиваться бесконтрольно. Западные доброжелатели слишком уверовали в концепцию, когда любые массовые протесты являются самоцелью, а любая толпа может диктовать свои условия бесхребетным лидерам.

Если говорить серьезно, то ни о каком стачечном движении и речи не шло с самого дня выборов.

Самозванные лидеры даже не в состоянии осознать, что речь шла не о забастовке, а о протестах на предприятиях. И их тоже организовать не удалось.

Кто сейчас может себе позволить крикнуть в лицо президенту «Офицер, застрелись»? Момент упущен. Координационный совет был созван по принципу победы на конкурсе жевания соплей. Как говорилось в одной нетленке, вчера было рано, завтра будет поздно.

Лица, приготовившиеся управлять моей родной землей, не прошли тест и на знание структуры белорусского производства, и экономики в целом. Часто приходится объяснять российским товарищам, что кадровая политика на белорусских предприятиях является формой своеобразного вэлфера. А из этого вывод — обойдемся без вас.

Государство заинтересовано в бесперебойной работе минимального количества производств и сфер оказания услуг, а также в круглосуточной надежной службе правоохранителей, с которыми флэшмобы и розыгрыши не получились.

Креативность протестующих по-прежнему обслуживает самих протестующих. Здесь стоит потереть руки и сказать, — Сказочные оптимисты.

И все-таки некоторые коллективы действительно поддержали идею забастовки. Этого очень мало для реализации ультиматума, который заявлен как народный. Теперь можно видеть объем населения, который с точки зрения оппозиции является народом. Очень немного.

Здесь очень важно понять: желание выходить на улицы и протестовать против действующего режима и готовность следовать указаниям статусной оппозиции — два разных субъективных состояния. Бастующие в количественном отношении представляются статистической погрешностью от общего числа работающих граждан, а призывающая к этому оппозиция — властью этой погрешности.

Действительно, такую оппозицию нужно беречь, а самых активных участников протеста — протащить через нее и лишить потенциала с помощью той беззубой и нелепой повестки, которая была сформирована никчемными «современными людьми».

Больше всего в стачечном движении приняло участие студенчество. Вероятно, среди них немало идиотов, которых высшая школа так и не научила различать производственную деятельность и образовательный процесс. Однако предположу, что отказ студентов от обучения, это не только отмораживание ушей назло бабушке, но и способ воодушевить работяг. Студенты все равно закроют так или иначе свои «хвосты», а рабочие останутся без средств к существованию. Студенчеству не привыкать жить по принципу «всем пива за счет заведения».

Вообще, что касается забастовки как средства влияния на судьбы режимов, то она является бесполезным инструментом.

Стачки и мирные протесты приводили к существенным изменениям только там и тогда, где и когда власть сама была готова избавиться от бремени управления, а правоохранительные органы пребывали в состоянии усталой фрустрации.

Те, кто пожелают в качестве примера привести Ганди сотоварищи, должны начать изучать вялое и лишенное всякого тонуса правление лейбористов, а не восхищаться идеями ненасильственного протеста, которого в Индии отродясь никто не видал. Белорусский же президент может и готов осуществлять властные полномочия, и он хочет этого как никто другой.

Правоохранительные органы Республики также не дали слабины. Поэтому единственным способом обеспечения успехом оппозиции является существенное, постоянно нарастающее количество протестующих. Это касается и забастовки, но мы уже отметили, что это всего лишь способ нас дурить — выдавать протест за стачку.

К сегодняшнему дню в столице и городах Белоруссии определилось предельное число желающих участвовать в протестных акциях. Одновременно власть адаптировалась к этому количеству и сама определилась с необходимым ей числом правоохранителей и качеством проводимых мероприятий. 

Единственный шанс оппозиции связан с таким состоянием дел во власти, который можно охватить термином «растерянность». А для этого требуется количественная возгонка протестов в разы, ко всему другому они власти приготовили, всему необходимому научили.

Подводя итог первым дням последствий ультиматума, необходимо отметить, что он является не народным, а корпоративным, а корпорацией — кучка неудачников, неспособных реализовать свои интересы при таких козырях, которые выпадают на руки раз в 26 лет, и то не каждому.

Ждем блистательных работ, написанных литовскими экономистами, в которых будет рассказано о губительном влиянии забастовочного движения на экономику, руководимую несговорчивым диктатором. Могу дать и бесплатный совет специалистам — тяжелые последствия эпидемии коронавируса смело заменяйте на непреклонную волю свободолюбивых забастовщиков. Подлога никто не обнаружит…

Читайте также: «Это война, уё…!» — Польшу сотрясают многомиллионные протесты под матерным девизом (+ФОТО, ВИДЕО)

Георгий Плосконный, специально для «Русской Весны»