Ушёл из жизни бесстрашный воин духа, борец с украинским расколом и сектами

Об отшествии в мир иной неизвестного широким массам подвижника, борца с сектами и украинским расколом рассказал Павел Даровский — автор Телеграм-канала «Лабарум. Сим победиши».

«Сегодня сообщили о смерти друга…

Почил насельник Архангело-Михайловского Зверинецкого монастыря в Киеве схиархимандрит Иов (Грищенко). Две недели назад ему исполнился 51 год.

Мы любили его. Человека более кроткого нрава сложно себе было представить. Монах, молитвенник, духовник, богослов, миссионер, апологет, сектовед.

Он возглавлял православный апологетический центр в Киеве, функционировавший при Зверинецком монастыре. Был очень активен в служении. Я не помню ни одного дела, апологетического или миссионерского мероприятия, от участия в котором он бы отказался. Семинар для священников? Диспут с сектантами? Катехизаторская встреча с прихожанами? На все он соглашался, от него ни в чем не было отказа. Он и сам был человеком необычной судьбы.

Говорят, что печать ереси остается на человеке навсегда. Как будто бы душа, как сталь, залитая вначале в некую форму веры, сколько не обтачивай ее потом, все равно несёт на себе отпечаток этой формы. Так говорят. И признаться, подтверждения этого утверждения я встречал не раз.

Церковные люди приходят в храм из разных мест. Некоторые из уютного быта, некоторые из водоворота страстей и трагедий, а некоторые вырываются прямо из ада. Ад редко оставляет в покое потерянных жертв, преследуя их уже на свободе. Порою мы можем это видеть по пришедшим в Православие бывшим оккультистам, экстрасенсам, сектантам. И даже сквозь принесенное ими покаяние и воцерковление иногда пробивается отпечаток прежде пережитого мистического опыта.

Так бывает порою даже со священниками, некогда пришедшими в Церковь из сект.

Неужели действительно так сильна это форма? Неужели дух Билли Грэма настолько мощнее духа Серафима Саровского?

Честно говоря, я бы так и считал. Если бы Господь не свёл меня с отцом Хризостомом. Иеромонахом, увлеченным миссионерским и апологетическим служением. Человеком необычайно кроткого нрава, с фаворским светом в глазах, беседующего на исповеди с аккуратностью ювелира.

Я бы никогда не поверил, что он бывший пастор секты неопятидесятников. Но именно с нее начался его путь ко Христу. Сначала прихожанин, потом активный участник, он обнаружил в себе талант к проповеди и стал пастором. Проповедь требовала знаний. По крайней мере, так чувствовал он (увы, как мы знаем, многим не хватает этого чувства). Изучение Священного Писания и поиск ответов на возникающие вопросы привели его к Православию… Но впереди еще был тяжёлый путь.

Из украинского епископа-раскольника в православные монахи

Чувствуя себя украинцем, он попал к раскольникам. И именно там стал «священником». С дарованными ему от Бога талантами он буквально за год дослужился до «епископа».

Но зов Христа не остался для него пустым звуком. Разум и сердце продолжали поиск. Бросив почести и власть лжеепископства, он принес покаяние и простым монахом пришёл в каноническую Церковь.

Плавильная форма ереси и раскола в своих очертаниях формирует душу. Но есть Тот пламень любви и веры, который в силе изменить любую форму.

Впоследствии отец Иов даже не считал свое пребывание в УАПЦ пребыванием в Православии. Рассказывая об этом моменте своей биографии только самым близким, даже не догадывался, что совершил подвиг.

Подвиг этот сформулировал один из друзей-священников — «Многие уходят в раскол ради власти и тщеславия. А он, став в расколе „епископом”, покаялся и перешел в нашу Церковь простым монахом ради Христа».

Да, когда мы познакомились, он был простым иеромонахом Хризостомом (имя это дословно переводится как Златоуст), уже известным в узких кругах тем, что он многих сумел из сект привести в Православие. Архимандритом он стал много позже. Еще позже, когда отказали почки, а затем на диализе его заразили гепатитом, он принял схиму, готовясь ко встрече с Господом. Так архимандрит Хризостом стал схиархимандритом Иовом.

Думаю, что сейчас, когда его душа уже покинула распятое болезнями тело, я могу частично открыть тайну личной переписки с ним. Не чтобы попрать эту тайну, а чтобы засвидетельствовать миру и близким его подвиг. Когда Патриарх Варфоломей готовил вручение Томоса украинским раскольникам, отец Иов писал мне:

«Я вам не всё говорил. Некогда, между моим протестантизмом и православием, я успел стать епископом УАПЦ.

Я около года был у автокефалов. Насмотрелся там на национализм, говорение на „иных языках” некоторых УАПЦшных епископов и священников. Экуменические службы с католиками и протестантами… И это всё оптом легализовал стамбульский патриарх…

Сейчас мне это напомнили „бывшие коллеги”. Пригласили вернуться под Стамбул. Но для меня сейчас важнее каноны Церковные, чем то, что сейчас происходит в стране. Если бы не моя болезнь и любовь к стране я бы… Очень психологически сложно. Иногда допускаю помыслы о скором отшествии. Трудно видеть всё, что тут происходит. Если бы не вера, что Он над всеми обстоятельствами, можно было бы впасть в уныние… Почему молчит Афон???»

Обращение к Грузинской Церкви

Имея многочисленных друзей в Грузинской Церкви, в 2019 году отец Иов обратился с открытым письмом к ее клиру и верным. В подробном и обстоятельном обращении было сказано: 

«Сейчас мы просим вас, как братьев наших во Христе, подходящих с нами к одной Чаше — не оставляйте нас. Скоро Грузинская Православная Церковь будет принимать решение о признании или не признании того Томоса, который Константинопольский Патриарх Варфоломей выдал „митрополиту Епифанию” и властям Украины 6 января этого года. Священный Синод Грузинской Православной Церкви обещался принять свое решение после выдачи Томоса и огласить его.

Многие в Грузии любят Украину и ее Церковь и считают, что она достойна автокефалии. Поэтому мы точно знаем, что многие из вас настроены поддержать украинскую автокефалию. Но послушайте нас — своих православных братьев: вас обманывают. Нам пытаются насильно навязать то, чего мы не просили — троянского коня раскола и рабства, лживо названного автокефалией».

Это письмо было переведено на грузинский язык и широко разошлось среди грузинских православных христиан. Убежден, что в том, что Грузинская Церковь избегает признания раскольников до сих пор, есть и его заслуга.

«У меня с моими диагнозами в случае коронавируса нет шансов. Разве что чудо Божье», — писал мне отец Иов за месяц до того, как COVID уложил его на больничную койку.

За неделю до больницы он разместил на своей странице в социальных сетях обращение православных телеграм-каналов против сослужения с католиками и фанариотами. Обращение могло стать причиной определенных проблем для него. В ответ на мой вопрос об этом он написал «Моя жизнь висит на волоске. Мне уже нечего бояться».

Мы все в руках Божьих. Но я дерзну предположить, что отец Иов был готов к Встрече. Проходя через изнуряющие болезни, продолжая при этом службы и занятия с прихожанами Зверинецкой обители, изнуряя себя молитвами в храме, пещерах и на природе, он светил нам своим смирением и любовью. Даже тем, кто оказался за тысячи километров от Киева. Сегодня нам всем очень нужны молитвы о нем. Может быть, нам они нужны больше, чем ему самому. Чтобы, как сказано в акафисте за единоумершего, Господь дал ему благодать молитвы за живых.

За нас с вами.

Господи, упокой раба Твоего схиархимандрита Иова во Царствии Твоем и приими его ходатайство о нас!»

Павел Даровский

Читайте также: Он не боялся натовских бомб и убийц: великий славянский воин принёс победу народу и ушёл из жизни (+ФОТО, ВИДЕО)