Вид из космоса

Юрий Поляков, советский и российский космонавт, в одном своём интервью говорил, что каждому политику было бы неплохо слетать в космос. Нет, он вовсе не имел в виду того, что ожидают услышать дальше многие глумливые читатели: «И никогда не возвращаться». Орбитальный долгожитель, который провёл в космосе 14 месяцев, подразумевал смену взгляда, этакую дзенскую расфокусировку, в результате которой перестаёшь видеть мелочи, но замечаешь более общие движения. Большую картину.

Германию шатает. Её шатает от беженцев и крайне непопулярной политики Ангелы Меркель. От раздувшихся социальных трат и от постоянной дани Евросоюзу. От ещё не вполне установленной, но крадущейся цензуры в СМИ и интернете. От кадровых перестановок в разведке и контрразведке. От скандалов вокруг немецкого автопрома, запрета дизелей и атомных электростанций. На этом фоне постоянный рост рейтинга правых консерваторов (партии «Альтернатива для Германии»), которые обещают покончить и с наплывом беженцев, и с цензурой, и с Евросоюзом, объясним и понятен. Популярность консервативных политиков в Европе уже давно общее место, не нуждающееся в комментариях.

Однако происходят выборы в земельный парламент Баварии — и там ошеломляющий результат (17,5%) показывает партия «Зелёные». А зелёных уже давно интересуют не только судьбы морских котиков и пушных зверей, которые идут на шубы. С лёгкой руки активистов этой партии Германия сейчас расправляется со своим автопромом, запрещая дизели. С их подачи она борется со своими электростанциями. Партия «Зелёные» считает позицию нынешнего правительства по миграции недостаточно либеральной, то есть они хотят открыть двери вообще всем слабым и угнетённым этого мира, а также тем, кто достаточно убедительно изображает таковых. И вот этих людей консервативные баварцы в таком количестве выбрали в свой парламент?

Ладно, может быть, это частный случай. Может, жители самой южной и самой богатой земли ФРГ действительно настолько озабочены своей экологией, что готовы ради неё и беженцев принять, и заводы BMW закрыть. Смотрим федеральные рейтинги, например, опрос газеты Bild «За кого бы вы голосовали, если бы выборы в бундестаг прошли на этой неделе». И там у зелёных снова 19%. При том что рейтинги и Меркель, и правящей коалиции в целом неуклонно падают и падают, очевидно, из-за проводимой ими политики, которую зелёные предлагают проводить и дальше, но в более радикальном ключе. Где логика?

Давайте попробуем, как советовал космонавт Поляков, вознестись над всем этим и посмотреть сверху, из космоса. Потому что при взгляде оттуда картинка всегда выходит на редкость единообразная.

В каждой западной стране есть две крупнейшие партии, соревнующиеся за власть. Причём неважно, двухпартийная система в стране, как в Великобритании, или многопартийная, как в Германии, — лидеров всегда два, и это условные консерваторы (республиканцы в США, христианские демократы в Германии или Италии, тори в Англии) и условные либералы (собственно либералы в США, лейбористы в Великобритании, социал-демократы в Германии и Франции). В итоге на выборах одна партия с относительно небольшим перевесом побеждает другую — и происходит (или не происходит) смена власти.

Избирателям всего мира нужны две простые вещи: знать, что им гарантирована работа и достойный заработок, а в старости — пенсия (то есть социальная защита), и знать, что границы страны защищены, что их дети будут воспитываться в той же культуре, что и родители, а на тёмной улице их не ограбит и не изнасилует агрессивный мигрант (то есть защита вообще). За первой защитой он идёт к социалистам, за второй — к консерваторам.

Консерваторы обычно приумножают блага, социалисты — раздают накопленное, ровнее перераспределяют между населением.

Между этими полюсами — ХДС (Христианско-демократический союз) с одной стороны и СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) с другой — немецкая политика качалась уже полвека; все остальные участники процесса — всевозможные свободные демократы, те же зелёные, карликовые националисты — были массовкой, которую из нашего космоса просто не видно.

Началом катаклизма стал вовсе не наплыв беженцев, а момент, когда две противостоящие друг другу силы перестали быть отличимыми одна от другой. По сути, всё началось ещё до прихода к власти Меркель и ХДС, когда её предшественник, лидер СДПГ Герхард Шрёдер, начал реформировать социальную систему — в сторону сокращения. В тот момент эта реформа была необходима и через какое-то время действительно вызвала экономический рост, политические дивиденды с которого, правда, полностью присвоила себе Меркель. То, что канцлер решился на такой непопулярный шаг под конец своего второго срока, говорит об исключительной его смелости. Однако факт остаётся фактом: именно социалист начал демонтировать социальную систему.

Пришедшая следом Меркель ещё больше усугубила тенденцию. Её первым ходом стало повышение НДС на 2%, то есть опять совершенно не то, чего ждёшь от консервативного политика, традиционно представляющего интересы бизнеса.
Все последующие годы, в течение которых Ангела Меркель последовательно сдала все позиции христианских демократов, начиная от миграционной политики и заканчивая ЛГБТ-браками, а потом и вовсе привела к созданию монстра большой коалиции в бундестаге (представьте себе коалицию демократов и республиканцев в США — и вы поймёте, о чём я), были только продолжением этого опасного пути. Качели демократии перестали двигаться, потому что оба их ездока уселись в центре перекладины обнявшись.

Природа не терпит пустоты, а политика не терпит её и подавно. То, что творится с рейтингами партий «Зелёные» и «Альтернатива для Германии», — это ни больше ни меньше переформатирование политической карты, ротация элит и занимание дальних концов перекладины качелей новыми игроками. В противостоянии левых зелёных и правой «Альтернативы» (а вражда с обеих сторон там не на жизнь, а на смерть) уже угадываются контуры будущей политики Германии. А если улететь ещё дальше в космос и посмотреть оттуда, то и всего остального западного мира. Дональд Трамп победил в США, формально представляя республиканцев, но по сути играя роль независимого кандидата. И победил в том числе потому, что мейнстримные американские неоконы тоже стали как-то подозрительно напоминать демократов.

Мир, в котором мы живём, стремительно меняется — это давно стало общим местом. Сверху, с мыслительной околоземной орбиты, не видно того, что в центре циклона кажется сутью происходящего: межпартийных распрей, групп влияния, лобби, соцопросов и заинтересованных групп. Оттуда видно, как огромные людские массы движутся по глобусу, как точки силы движутся с Запада на Восток и как целые страны и континенты меняют цвета.