ВЭФ-2018: Недостигнутые цели и реальные перспективы

ВЭФ-2018: Недостигнутые цели и реальные перспективы
Золотой мост. Владивосток, Россия.
Фото: alexlevashov / pixabay

По окончании ВЭФ-2018 опубликовано много бравурных материалов о том, какие инвестиционные и торговые договоры были подписаны. Строго говоря, интереса это не представляет. Договоры эти были бы подписаны в любом случае, только в рабочем порядке. А так – подписание приурочили к ВЭФ. Форум 2018 года интересен совсем другим.

Для того, чтобы обратить внимание на действительно значимые вещи, необходимо держать в голове следующее. Мир идёт на полных парах к финансово-экономическому кризису, гораздо более масштабному, нежели кризис 2008 года. В результате действующая глобалистская модель, при которой США печатают доллары, а весь мир насыщает их рынок товарами и услугами, существовать перестанет.

Появятся новые валютно-экономические зоны. В их границах торговля и обмен капиталами будут относительно свободными, а как будет происходить взаимодействие между ними – предстоит придумать и реализовать.

Трамп уже давно объявил, что собирается, по факту, провести реиндустриализацию своей страны. Запустить или вернуть производства, создать рабочие места. Заставить Америку внутри себя не только стричь, таксовать и разливать кофе, но и работать у станка. Кстати, без денежной реформы внутри США, не сейчас, чуть позже, даже не представляю, как это реализовать в рамках любой из существующих экономических школ. Дело это благое, но при чём здесь ВЭФ?

При том, что одним из основных участников на форуме является Япония. А для сегодняшней Японии основным рынком сбыта в розничном и корпоративном сегментах являются США. По мере реиндустриализации Америки этот рынок для Японии будет закрываться. Совсем он не закроется, но сократится сильно. Нужно искать новые рынки, и Абэ это прекрасно понимает.

Как ни крути, Стране восходящего солнца с её экономическими ресурсами прямая дорога в Евразийский экономический союз. Для того, чтобы туда интегрироваться на условиях равноправного партнёра, Япония должна это сделать как можно скорее. В противном случае, в союз она войдёт, у неё сильная карта, но основные правила игры внутри союза будут написаны без неё.

То же самое с Турцией, кстати говоря. Турция Европе больше не нужна, и Эрдоган это уже прекрасно понял.

В какой-то момент (почему был выбран именно этот момент – не принципиально) на форуме Путин решил проверить, насколько Абэ готов к реальной интеграции с Россией, что называется «здесь и сейчас».

Президент сделал заготовленное и хорошо продуманное предложение заключить мирный договор без предварительных условий. При этом он не был уверен, что предложение будет принято к рассмотрению. Именно поэтому была выбрана формулировка о якобы на месте пришедшей идее о подписании этого документа.

Самое интересное дальше – первым по поводу путинского предложения выступил генеральный секретарь кабинета министров Японии Йосихидэ Суга и заявил, что с такой постановкой вопроса он не согласен. Надо идти хорошо проторенным путём – по кругу.

Сам же Абэ не стал отвергать путинское предложение, занял выжидательную позицию, заявив при этом: «Если не сделать этого сейчас, то когда? Если этого не сделаем мы, то кто кроме нас?»

Сразу отмечу, что со стороны Путина это был пробный шар. И запущен он был виртуозно. Путин смог понять, на чьей стороне играет Абэ. Вышло, что играет он на стороне изоляционистов. То есть, на стороне Путина, Си, Трампа, Эрдогана, Орбана и т.д. А вот его правительство – почти в полном составе на стороне глобалистов.

По сути, ситуация очень схожа с той, которую мы имеем в России. Кроме того, Путин смог удостовериться, что Абэ, хотя и не может сейчас играть на его стороне – это преждевременно, но уже не отрицает необходимость сближения с Россией. И это несмотря на то, что Запад пытается объявить Россию матерью всего зла в этом мире.

Япония – не Запад. Это еще один важный сигнал Путину. Почему же игра в команде Путина сейчас преждевременна? Ответ за океаном. Пока Трамп не утвердит свои позиции на промежуточных выборах и не начнёт разрушать мироустройство финансистов, разговаривать о формировании нового мира рано. Абэ нужна страховка, поэтому в данную минуту он, по сути, сидит на двух стульях.

Обсуждение же строительства моста на Сахалин, произошедшее на форуме – отнюдь не внутрироссийская история. В случае вхождения Японии в ЕАЭС будет необходим логистический коридор для движения товаров и пассажиропотока. Никакие паромы с этим не справятся в принципе. К тому же, Японии потребуется больше природного газа, как энергоносителя. Можно возить сжиженный, а можно поставлять трубный, используя инженерную конструкцию моста, что будет дешевле и стабильнее. В данном случае я имею в виду проект двух мостов – от континентальной России через Сахалин до Хоккайдо.

«Эксперты», привыкшие мыслить исключительно в рамках глобалистской парадигмы, видят перед собой только мост на Сахалин для соединения острова с континентальной Россией. В этом случае, мост смысла не имеет, это правда. Но если к ЕАЭС присоединится Япония, этот мост становится логистически необходимым.

Интересна и новость, пришедшая от японской банковской группы Nomura. Nomura, скорее всего, не попавшая под внешнее управление глобальных финансистов, обеспечивала положительную финансово-экономическую ауру, благоприятствующую укреплению российско-японского сотрудничества. Помните, Nomura только что придумала новый индекс, сигнализирующий о приближении валютных кризисов, который назвала Damocles? В настоящий момент индекс указывает на то, что России подобная напасть не угрожает.

Мы здесь, внутри своей страны понимаем, что это не совсем так, и методика Nomura не совсем корректна, но рейтинг этот придуман для другого. Он призван показать, прежде всего японцам, что сотрудничество с Россией и другими неприсоединившимися к американской диктатуре государствами – путь правильный.

Так Японский императорский дом исподволь формирует общественное мнение относительно того, с кем Страна восходящего солнца будет крепить союз в перспективе. Вы думаете, островная элита полностью сгорела в пекле Второй мировой или не помнит, кто устроил в Хиросиме и Нагасаки атомное пепелище? Нет, не сгорела, и да, помнит.

Резюмируя, можно сказать, что ВЭФ-2018 – это не про договоры, контракты и прочую мишуру. Россия и Япония присматриваются друг к другу для дальнейшего экзистенциального сотрудничества. Перспективы есть, и они начинают обретать реальные очертания.

Баора Тандаш,
специально для Politikus.ru //