Война глазами детей — интервью с маленьким героем из Первомайска

Этот мальчик в камуфляжных штанах, белобрысый, с очень серьезным лицом сейчас занят. Он клеит модель самолета в Центре детского творчества города Первомайска.

Того самого многострадального Первомайска, где нет дома, не пострадавшего от украинской артиллерии.

Мальчика зовут Вадим. Он совсем взрослый: ему семь с половиной лет. Он показывает собственноручно нарисованные картинки и огромного робота, склеенного из сигаретных пачек. Робот почти с него ростом.

А еще Вадим спокойно рассказывает, как пережидал в подвале обстрелы ВСУ.

— Вадим, а ты отсюда? Из Первомайска?
— Да.
— Ты здесь все время был пока бомбили?
— Да.
— Страшно было?
— Да.
— В школу ходишь?
— Да.
— В какой класс?
— Уже первый закончил. Иду во второй.
— Молодец. И как учишься?
— Хорошо.
— А ты уезжал отсюда, когда здесь бомбили прошлым летом, зимой?
— Нет.
— А как же вы здесь? С кем живешь? С мамой, с папой?
— С мамой, папой, братиком и бабушкой и дед.
— Понятно. Ну все живы остались?
— Ну, да. Мы в подвале соседнего дома прятались.
— А что там?
— Там подвал хороший. А где я жил, там подвал, где трубы, крысы все такое. Темный очень.
— Вы там прямо жили или прятались просто, когда бомбить начинали?
— Жили, но сейчас живем дома. Но иногда идем в подвал, когда бомбят.
— Что до сих пор приходится прятаться в подвал?
— Когда бахает сильно мы идем, когда не бахает — дома. А так девять месяцев в подвале ночевали. Нет, двенадцать Лето, осень и зиму. И весну этого года еще чуть-чуть. Мама сказала, что где-то 12 месяцев получается.
— Там вообще как-то оборудован подвал, чтобы можно было жить?
— Можно. Там когда-то рядом прилетело, так что к окну, чуть повредило, но мы заделали. А в доме все разбомбило. Огород, дом и рядом еще один дом, и вот в рядом в кран, и потом где-то на 9 этаже две бомбы прилетело рядом. Как летело, так весь подвал, ну, как-то, дрожал.
— Ужас. А что ж твои родители тебя не вывезут из Первомайска?
— Было бы хорошо, да денег же нету. У нас мало денег. У меня всего 8 гривен и 120 копеек. И все.

Беседовала Анна Долгарева, спецкор «Русской Весны» в ЛНР