«Я считаю Вакарчука таким же опасным, как и карателей, которые пришли на Донбасс», — Вадим Самойлов

Основатель «Агаты Кристи» дал интервью после возвращения из Сирии, где он выступал перед бойцами ВКС РФ на авиабазе Хмеймим.

По словам музыканта, группу приняли очень тепло, ведь средний возраст военнослужащих там — вокруг 30, и песни легендарной «Агаты Кристи» знакомы большинству с детства.

«Для меня самое дорогое впечатление — это когда командующий подошел и рассказал мне, что после нашего выступления ребята сказали, что им можно еще на три месяца оставаться. Для нас это большая честь», — признался Вадим Самойлов после выступления.

Перед военнослужащими также выступили бард-песенник Николай Анисимов и ансамбль Военно-космических сил России.

«Журналистская правда» связалась с Вадимом Самойловым и попросила поделиться подробностями визита в Сирию, а также мнением о некоторых других событиях, которые волнуют общество в последнее время.

— Вадим, вы не первый, кто из артистов выступает на нашей сирийской военной базе Хмеймим. 28 декабря поздравить военнослужащих прибыл целый десант именитых артистов и танцоров. Однако, подавляющее большинство из них предпочли оставаться инкогнито. Мы знаем только о выступлениях певицы Зары, Юли Чичериной и вот теперь вас и вашего коллектива. Как думаете, с чем это связано?

— Мне трудно сказать. Может это просто не афишировалось, может пресс-службы не освещали, а может и по соображениям безопасности — наверное, есть какие-то причины. Но я не думаю, что кто-то специально скрывается и не предает огласке свои выступления.

Здесь ничего такого нет. Если в связи с посещением Донбасса Украина завела на меня уголовное дело на основании якобы незаконного пересечения границы, то здесь у меня и виза сирийского консульства стоит, так что никаких проблем нет.

— Можете рассказать, насколько безопасно там на месте?

— Мероприятие проходило исключительно на территории авиабазы. Это хорошо укрепленный, охраняемый, защищенный зенитно-ракетными установками объект. Мы сразу приземлились на полосу самой базы. То есть там абсолютно спокойно и безопасно.

Понятно, что недалеко есть населенные пункты, в которых проживают не только мирные жители, но и террористы. Однако, все обошлось. Ни к каким специальным мерам безопасности мы не прибегали.

— То есть в город вы не выходили…

— Нет, мы физически не успевали потому, что прилетели уже поздно ночью, почти под утро и спали всего три часа. Поскольку это все-таки армия, а там все строго по распорядку, то первые два выступления были в 10 утра и в 12. Следующий концерт уже в три часа дня. Плотно было с графиком, да и цель поездки была не туристическая.

— Насколько к вашему визиту были готовы зрители-военнослужащие? Это ваши давние почитатели или неискушенная творчеством «Агаты Кристи» публика?

— Это были военнослужащие, которые про «Агату Кристи» точно слышали и знают, что есть такие песни. Возраст — выше среднего. То есть все помнят девяностые, поэтому наверняка по радио несколько наших песен-то слышали. По крайней мере, все наши самые убойные хиты пели хором и как на настоящем рок-концерте выплескивали эмоции. Все было просто замечательно.

— 23 февраля с этой или другой программой еще раз поедите?

— Пока не знаю. Мы еще обсуждаем эту историю. Можем и старое сыграть, можем и новое. Вообще мы туда ездим не новые программы обкатывать, а подбодрить наших военнослужащих, пообщаться с ними. Мне кажется, что для них важнее было даже не наше выступление, а именно общение, возможность сфотографироваться, взять автограф. Старались каждому уделить время, чтобы ребята понимали, что у них были гости.

— А откуда в сети появилось сообщение о том, что якобы никакой «Агаты Кристи» в Сирии не было? Происки врагов, фейк?

— (усмехается) Группы «Агаты Кристи», действительно, не было в Сирии. Ее вообще уже давно не существует. Есть отдельно Глеб Самойлов и Вадим Самойлов. Просто журналисты нас и раньше-то путали, то и здесь они пишут так, что без разницы кто выступает. Не важно, Вадим, Глеб? — Хрен с ним. «Агата Кристи» и все. Это постоянно возникает. Конечно, там выступал Вадим. Просто я пел песни «Агаты Кристи»…

— Также, видимо, как и Глеб поет песни «Агаты Кристи»…

— Конечно. Мы всегда так делаем: Глеб поет то, что хочет из репертуара «Агаты Кристи» и я что хочу. У нас никаких специальных договоренностей на этот счет нет. Никто никому никаких разрешений давать не обязан.

— Вы активно гастролируете по стране, а также часто бываете на Донбассе… Как там изменилась обстановка связи с реализацией Минских соглашений? Проще говоря, стало ли людям в связи с этим спокойнее?

— Люди начали возвращаться. Население увеличивается, предприятия начинают работать… Я бы так сказал: там наметились признаки строительства настоящего государства со всеми его формальными атрибутами. Поэтому динамика видна.

В апреле прошлого года, когда мы впервые там были — застали просто наполовину вымершие города, такие неактивно заселенные. Затем с каждым нашим приездом где-то с весны по осень мы видели, что людей прибывает все больше. Становится больше клубов, посетителей, то есть таких мирных вещей.

— Вы уже упомянули о своем пером визите в Донецк в апреле прошлого года. Тогда в клубе «Чикаго» вы открыли первый донбасский рок-фестиваль «Новороссия-ROCKS», в котором участвовали молодые рок-коллективы ДНР. Затем три коллектива-победителя выступили вместе с вами, Юлей Чичериной и группой «7B» в рамках фестиваля «ДНРок» по случаю Международного дня солидарности молодежи»… Будет ли нечто подобное в этом году?

— Посмотрим. Наверняка что-то такое будет. Но мы хотим провести не просто какое-то выступление мое или еще кого-то, а чтобы были вовлечены местные музыкальные коллективы. Может даже не только рок-музыканты.

Например, в Луганске есть очень большая академия культуры. Там много разной академической музыки, разных музыкальных инструментальных отделений. А в Донецке очень сильный рок-клуб, в котором масса интересных рок-групп. То есть там есть коллективы и материал, с которым можно организовывать большие фестивали. Нужна какая-то коллаборация с творческой молодежью. Я об этом очень мечтаю, поэтому буду делать все для того, чтобы претворить эти планы в жизнь.

— Вы поддержали деятельность донецкого благотворительного фонда «Белая книга»… В частности накануне нового года подопечная этого фонда — Наталья Пилипейко получила долгожданный протез и уже учится ходить без костылей. Деньги на протез женщине были собраны, в том числе и с вашей помощью…

На Донбассе много нуждаются в подобной помощи. Кто, по-вашему, должен сегодня оказывать комплексную адресную помощь людям, который оказались там без жилья, работы, еды и главное — здоровья?

— Власть, да вся республика сегодня это делает. Кроме того, существует много волонтерских, благотворительных организаций. Куда думаете, идет вся эта российская гуманитарная помощь? Она адресно и распределяется между обездоленными людьми, которые в силу нездоровья, например, не могут работать.

Вы знаете, мы слышим очень много таких вещей о том, что якобы украинские олигархи присылают какую-то гуманитарную помощь в регион, которая якобы видна, а российская помощь как-то незаметна. На самом деле все с точностью наоборот.

Украинские олигархи, прежде чем что-то туда поставить — вначале звонят, потом приезжают какие-то люди со съемочными группами — все это снимается и показывается. То есть это очень длительный, показной и приукрашенный процесс.

Когда же поступает российская гуманитарная помощь, она сразу распределяется на два с половиной миллиона человек и каждому достается всего по килограмму этой помощи. То есть, она тут же расходится.

Власти Донбасса ищут пути, как дополнительно раздобыть гуманитарную помощь, решают вопросы реабилитации пострадавших и раненых. Этим же занимаются благотворительные организации. Поэтому трудно сказать, кто конкретно должен этим заниматься. Это делают все с учетом ограниченных ресурсов и средств, которых не хватает так же, как и у нас в России.

— А власти Киева разве не должны нести ответственность за гуманитарную катастрофу Донбасса, которую они там устроили? Или это уже никак не рассматривается?

— А что на них рассчитывать? Мы можем с вами сейчас рассуждать об ответственности Киева сколько угодно, только Киев будет находиться там же, где и его ответственность. Рассчитывать на них абсолютно не приходится, чтобы они там не говорили. Рассчитывать надо только на свои силы. Если они «разродятся» и решат чем-то помочь — кто ж мешает? Только пока никто этого не видит.

— В январе этого года исполняется два года со дня кровавых событий на Майдане. Один из его участников — фронтмэн «Океана Эльзы» Святослав Вакарчук на днях получил награду от Порошенко. При этом музыкант выступил с критикой власти. В частности, он прямо спросил у президента, почему политические руководители выбирают личное перед государственным и где обещанные изменения в стране.

«Награды — это хорошо. Но, к сожалению, одними наградами не решить задач, которые стоят перед нами…Враг, который разъедает Украину изнутри — коррупция, тотальная несправедливость, невежество, низкий уровень так называемой элиты — значительно коварнее и опаснее, чем любой внешний враг. Чтобы победить его, тоже нужны герои — герои в украинской политике и власти. К сожалению, на сегодняшний день таких героев мы не видим. Мы видим логические поступки. Мы видим желание усидеть на двух или трех стульях. Мы видим страх: страх потерять должность, страх потерять благосостояние, политическое влияние, поставить под удар себя или свою семью», — заявил Вакарчук.

— Вадим, как думаете, где Вакарчук был искренен — два года назад на Майдане или нынче приеме у президента? 

— Я вам так скажу: меня вообще мало интересует мнение Вакарчука на эту тему. Такие люди, как господин Вакарчук являются опасными идеологами того самого укронационализма, руки которому были развязаны.

Вакарчук сделал много вещей и приложил немало усилий для того, чтобы осуществить украинизацию в такой дикой форме, которая произошла после событий на Майдане. Я считаю Вакарчука таким же опасным, как и карателей, которые пришли на Донбасс.

— А какой урок из майданной истории должны вынести те, кто желает организовать майдан в России?

— Я убежден, что этого не получится. По-моему для всех уже очевидно, чем заканчиваются майданы: разграблением, обнищанием и грабежами собственного народа. Я думаю, что само общество настроено таким образом, что любые попытки организации таких майданов будут пресечены. И даже не силовиками, а самими людьми.

У нас даже лидеры многих протестных движений сейчас эту тему стараются не затрагивать. В этом смысле антироссийская истерика Украины сыграла очень большую роль и стала примером того, к какому негативному результату можно прийти.

Поэтому в России, Беларуси майданы сейчас вряд ли возможны. Уже нет людей, которые так романтично к этому относятся. Киевский майдан привел к установлению фашистского режима. Кстати, сейчас многие участники того майдана чувствуют себя обманутыми. Им стало очевидно, что майдан — не вход из сложной ситуации.

Раскачивать общество и противопоставлять одну национальность другой — эту тему человечество должно раз и навсегда закрыть. Особенно в нашем славянском мире. Почему-то только мы в нашем славянском мире живем не очень-то хорошо. Нас ссорят, а мы радуемся. Нужно скорее мириться. Я не предлагаю новый Советский Союз, но по крайне мере нужно ставить новые задачи и совместно их решать.

Вячеслав Бочкарёв

Журналистская Правда