За день до трагедии в Керчи оппозиция требовала отменить уголовное наказание за экстремизм (ФОТО)

Представители российских оппозиционных сил продолжают искать пути обретения популярности среди населения. Одной из тем, используемой «борцами с режимом» для саморекламы, является обсуждение недостатков политики российского руководства в борьбе с экстремизмом.

На прошлой неделе в Москве состоялась конференция, посвященная декриминализации статей уголовного кодекса, связанных с распространением экстремистской идеологии.

Мероприятие с броским названием «282: не верь, не лайкай, не пости!» прошло в закрытом формате или, иными словами, было организовано «для своих».

В рамках встречи «клуба по интересам» с докладами выступили представители правовой сферы, оппозиционные журналисты и блогеры, а также фигуранты скандальных уголовных дел, возбужденных по ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», — прим. ред.).

Учитывая, что идеологический состав мероприятия отличался ярко выраженной оппозиционной направленностью, каждый из выступающих, обсуждая проблему противодействия радикальной идеологии, сделал акцент на недостатках политики российского руководства. В частности, активно муссировался вопрос о присутствии размытых формулировок в нормативно-правовых актах, комментирующих экстремистскую деятельность.

По сообщениям СМИ, в ходе мероприятия звучали предложения о декриминализации «экстремистских» статей, что означает перевод уголовных деяний в разряд административных и дисциплинарных правонарушений.

Интерес присутствующих блогеров и журналистов вызвало выступление общественного деятеля Борис Пантелеева, который заявил, что недавние поправки главы государства, смягчающие 282-ю статью уголовного кодекса, приведут к ухудшению ситуации.

Напомним, в начале октября Владимир Путин внес законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за экстремизм только в том случае, если нарушение совершено более одного раза в течение года. Недовольство правозащитника Пантелеева вызвало то, что инициатива все равно приведет систематических нарушителей на скамью подсудимых.

Следуя данной логике, деятель не столько заботится о судьбе граждан, обвинения против которых построены на размытых формулировках в законодательстве, сколько обеспокоен защитой интересов очевидных преступников — носителей реальной угрозы для безопасности государства.

Возвращаясь к тому, что мероприятие носило закрытый характер, а присутствующие являлись ярыми сторонниками идей оппозиции и не нуждались в дополнительной «обработке», очевидно, организаторы конференции в большей мере рассчитывали на медийный эффект и донесение пропаганды до населения.

Примечательно, что большинство прозападных СМИ начали вскользь упоминать о прошедшем мероприятии спустя 6-7 дней и, судя по содержанию данных статей, только для галочки.

Очевидно, трагические события в городе Керчь, которые случились через нескольких часов после конференции оппозиции, заставили на время отказаться от критики в излишней жестокости мер по противодействию экстремизму даже писателей заказных материалов.

Так или иначе, вложенные заказчиком средства в подготовку материалов по конференции остались не отработаны, поэтому спустя неделю прозападные СМИ все-таки написали «нужные» материалы, отдавая себе отчет, что на фоне трагедии в Керчи говорить о милосердии к интернет-нарушителям является верхом абсурдности и цинизма.

Читайте также: Появилась новая информация об обстоятельствах убийства Захарченко

Владимир Сергеев, специально для «Русской Весны»