Зачем в Донецке разоружают батальоны

Военкор «КП.ру» Александр Коц анализирует информацию об обстановке в ДНР, которая появилась после сообщений о батальоне Захара Прилепина.

«Штурм батальона Прилепина! Слышны взрывы! Стрельба!» Новости об очередном «разоружении» в Донецке по украинским СМИ разлетаются быстрее, чем по российским. Незалежная который день смакует «внутренние разборки боевиков», в результате которых перестают существовать целые батальоны добровольцев. На самом деле, картина, конечно, не такая критичная.

В результате трагических событий в республике сменилась власть и под присмотром московских кураторов началась реорганизация не только гражданских, но и военных структур. Для людей, не очень погруженных в повседневную жизнь ДНР, стало неожиданностью, что в Донецке существуют военизированные подразделения, которые не подчиняются ни одной силовой структуре.

Это, к примеру, полк специального назначения, состоящий из четырех батальонов, в том числе — «прилепинский». И Республиканская гвардия. При жизни Александра Захарченко они замыкались на главу ДНР напрямую.

Свои спецподразделения были у МЧС — «Легион», у Минтранса — «Витязь», и даже у Министерства налогов и сборов — при нем были созданы Ракетные войска. Специально для них были созданы РСЗО «Чебурашка» и ракетные установки «Снежинка». Отдельно Александру Захарченко подчинялась и Республиканская государственная служба охраны.

После гибели главы ДНР было решено привести все боевые единицы к одному знаменателю. Точнее — к трем: МВД, МГБ и армейский корпус Народной милиции.

Последняя структура сформирована вместо Министерства обороны, которого по сути теперь не существует. В конце концов, о нем нет ни слова в Минских соглашениях. А вот Народная милиция там прописана.

С момента убийства Захарченко одни подразделения были переданы во Внутренние войска МВД (как три батальона из полка спецназа), другие — в корпус НМ («Витязь» и «Легион»). РГСО, похоже, отойдет к Министерству госбезопасности.

По сути, «батальон Прилепина» оставался последним «вольным» подразделением, которое не определилось с новой «пропиской». Точнее сами-то бойцы хотели попасть в корпус НМ, однако батальон определили в МВД. С чем многие оказались не согласны. Однако, судя по всему, переход во внутренние войска — вопрос решенный.

И тем, кому это не по душе, предложат уйти. Что, может быть, и не совсем справедливо. Потому что многие бойцы прошли самые горячие фазы донбасской войны и готовы дальше защищать республику на передовой, вместо того, чтобы выполнять полицейские или патрульные функции в тылу.

Ведь, несмотря на то, что более четырех лет эти подразделения не замыкались на военное командование, они приобрели уникальный опыт боевых действий, хоронить который в условиях продолжающейся войны — неуместное расточительство.

Читайте также: Западные кураторы в ярости из-за срыва наступления ВСУ: сводка о военной ситуации на Донбассе (+ВИДЕО)