Деонтей в картузе

Американец Деонтей Уайлдер победил-таки француза Жоана Дюапа и защитил-таки свой титул WBC в тяжелом весе. И даже, можно сказать, нокаутировал-таки его.

  Дело было в Бирмингеме, но не том, который в Великобритании, а том, который в штате Алабама. Изначально мне казалось странным, что этот бой провели в боксерской провинции, пусть она и является родиной чемпиона. Теперь мне кажется, что это сделали правильно. Еще лучше для славы чемпиона было бы, если бы бой не показали по телевидение. Такое надо оставлять для семейного круга. Мы-то думали, что Дюапа Уайлдеру на один зуб, а оказалось, что на все тридцать два, причем здоровых и не пораженных кариесом.

  Уайлдер сейчас оказался в положении первого парня на деревне, этакого молодца в картузе с лаковым козырьком, который подвалил к очередной девке, но напоролся на неожиданное сопротивление. Пришлось весь вечер играть на гармони и трясти кудрями, распевая песни. В конце концов, сопротивление было сломлено, и дело закончилось на сеновале. Однако утром девка проснулась первой и молча ушла, оставив попозже распахнувшего глаза молодца наедине сразу с двумя вопросами: кто кого соблазнил и неужели он не произвел на нее никакого впечатления?

  Если оставить в стороне мое если не старческое, то пожилое брюзжание, надо сказать, что бой был, на самом деле, интересным, и ради него даже стоило проснуться посреди ночи. Но, как и предыдущий поединок Уайлдера с Эриком Молиной, он не должен был быть таким долгим. Ну, не тот соперник.

  Началось все с того, что Дюапа, закрывшись блоком, попер на Уайлдера. Честно говоря, я подумал, что сейчас-то Деонтей его и срубит. Может быть, не в нокаут, но хотя бы в нокдаун, чтобы остудить кровь, но не тут-то было. Уайлдер попал справа, но не слишком плотно, а вскоре Дюапа нанес ему мощный удар слева. Формально его, наверное, можно было назвать джебом, но это был настоящий силовой удар, в который француз умело вкладывал корпус. Дюапа стал теснить Уайлдера, который очень неплохо передвигался по рингу, но все же пропускал. Сам он наносил, пожалуй, побольше ударов, но я бы не удивился, если бы опешившие от такого начала судьи отдали первый раунд бедовому французу. Хотя бы за то, что выпрыгивал из штанов, а чемпион, наоборот, в штаны как бы немного спрятался.

  Во втором раунде все более-менее встало на круги своя. Уайлдер по-прежнему много двигался, но стал удачнее встречать Дюапа. Преимущество его было теперь уже бесспорным, но было не вполне понятно, почему бой, который по всем показателям должен был быть проходным, идет так непросто для чемпиона? Как я уже сказал, он хорошо передвигался, но если он думал, что выглядит, как молодой Мохаммед Али, то он ошибался. Али очень мало пропускал, а Уайлдер периодически хапал не только сильные джебы Дюапа, но и неплохие удары справа, которые иногда вылетали вслед за ними. Сам он бил больше и лучше, но поединок выглядел на удивление конкурентным. Третий раунд прошел в том же ключе, но стало окончательно ясно, что быстро тут дело не закончится.

  Тут как-то очень кстати, показали Марка Бриланда, тренера Уайлдера. Когда Бриланд в 1984 году стал олимпийским чемпионом, ему прочили великое будущее. Думали даже, что это новый Рэй Леонард. Однако Бриланд, пусть дважды и брал титул в полусреднем весе, но никогда не смог и близко подойти к тому, чего от него ожидали. Может, Уайлдер не случайно взял его себе в учителя, и в этом есть какая-то злая ирония?

  Раунды с четвертого по шестой были похожи друг на друга. Дюапа по-прежнему пер и иногда попадал. Уайлдер по большей части маневрировал, достаточно много бил в ответ, уверенно вел по очкам, но создавалось отчетливое впечатление, что он дерется не с «Дюапой», который только в апреле едва-едва выиграл в Москве у Мануэля Чарра и ушел с ринга под свист публики, а с кем-то куда более известным и мастеровитым. Возможно, очень рослый (201 см) Уайлдер привык драться с соперниками значительно ниже себя, и ему было просто неудобно с ненамного менее высоким (195 см) и очень длинноруким французом. У Уайлдера даже образовалась здоровенная гематома под левым глазом.

  В 7 раунде Уайлдер показал нечто новое и интересное. Перед тем, как пойти в атаку, он как-то очень смешно потопал ногами. В остальном же все осталось прежним. Даже не вполне понятно было, почему количество никак не переходит в качество. Вроде и попадал Уайлдер все чаще и разнообразнее был, апперкотами все больше пользовался, бил сериями, но вот как-то потрясти Дюапа все не удавалось, а тот по-прежнему время от времени попадал.

  Восьмой и девятый раунды были похожи на все предыдущие. Дюапа при любой возможности шел вперед. Иногда попадал, чаще пропускал, но, по крайней мере, делал бой интересным. Поворотный момент произошел в десятом раунде. Уайлдер и Дюапа встали друг напротив друга и стали обоюдно изображать какую-то парную безударную хореографическую пластическую композицию. Ясно было, что кто-то, в конце концов, ударит. Это был Уайлдер. Уставший Дюапа проморгал его левый боковой и очень многое с обеих рук из того, что прилетело потом. Больше всего из этой затяжной серии запомнились правые кроссы и апперкоты американца. Дюапа шатался, но достоял, однако нос после окончания десятого раунда у него выглядел так, как будто по нему проехался плуг.

  Одиннадцатый раунд Уайлдер начал очень уверенно. Сначала пофехтовал одной левой, чередуя джебы с боковыми, большинство из которых попали в цель. Потом провел несколько двоек. Потом пошел ломить стеною, нанося все подряд, в том числе и очень мощные на вид апперкоты. В какой-то момент Дюапа перестал отвечать, и рефери остановил бой. В восторге от себя, по-моему, слегка избыточном, Уайлдер сплясал какой-то очень эффектный танец, многократно повернувшись вокруг своей оси. Это было едва ли не самое красивое, что он сделал за весь день. Для полноты картины ему не хватало только красной рубашки, гармони и лакового картуза. Впрочем, возможно, это у него впереди — когда на излете карьеры, подобно Рою Джонсу, попросит российское гражданство и переедет к нам. Вот тогда и спляшет по-нашему.

Блог Александра Беленького
27 сентября 2015, 12:03

Александр Беленький