Кондор над курятником

Фото: novostimira.net

  Есть такое выражение: герои устали. Раз много героев может устать, то одному герою, тем более еще и сражающемуся в одиночку, сам Бог велел после многолетних праведных трудов устать. Именно такое впечатление у меня осталось, когда я недавно прочитал интервью одного из лучших боксеров во всех весах Геннадия Головкина по прозвищу GGG одному казахстанскому изданию. Странное интервью, колючее какое-то. Такое впечатление, как будто Головкин, к улыбчивому и открытому образу которого все так привыкли, словно задался целью произвести неприятное впечатление на собеседников, а заодно и на всю аудиторию.

  Лично мне это интервью показалось тем более непонятным, что когда-то давно, еще на Олимпиаде в Афинах в 2004 году, я познакомился с Головкиным, и мне показалось, что он точно соответствует тому представлению о нем, которое сложилось у публики, уже когда он стал знаменитым. Да, люди меняются, особенно под влиянием славы и денег, но все-таки не до такой степени. Кроме того, хоть я сам Геннадия давно не видел, но у нас много общих знакомых, и все в один голос говорят, что он каким был, таким и остался.

  Потом я наткнулся на сообщение о том, что британец Билли Джо Сондерс бросает вызов Головкину и хочет встретиться с ним на Уэмбли. Между делом подтвердилось, что ближайшим соперником Головкина станет американец Доминик Уйэд, с котором он встретится 23 апреля. И вот, как мне кажется, я понял, почему Головкин так разговаривал с журналистами из родного Казахстана. Его тон лично к ним не относился.

  Ради Бога, кто такой Билли Джо Сондерс, чтобы вызывать Головкина? Кого он победил? Криса Юбэнка-младшего, у которого от его выдающегося отца только имя? Энди Ли, которому проиграл бы, если бы не отлично проведенный третий раунд, в котором отправил его дважды на пол? Ну, да, Сондерс завоевал титул WBO категории до 72,6 кг, который формально ничем не хуже, чем титулы WBA и IBF в том же весе, принадлежащие Головкину. Но это формально, а на деле — где Головкин и где Сондерс? Кто знает последнего за пределами родного Соединенного Королевства и, главное, кто хочет знать о нем что бы то ни было? А вот поди ж ты, он может собрать Уэмбли, правда, не под себя одного, но под себя вместе с Головкиным.

  И ведь действительно может! Казахстан, конечно, страна очень серьезная, но все-таки все его население, включая грудных детей и пожилых женщин, которые боксом, как правило, не интересуются, меньше, чем число поклонников этого вида спорта в США, и лишь не намного больше, чем их же число в Великобритании. А если не считать все тех же пожилых женщин и грудных детей, то опять-таки меньше. Иными словами самая преданная болельщицкая база у Головкина не так уж велика. Есть, конечно, Россия, никак не считающая Геннадия чужим, но в кризисные времена как-то не до спорта становится.

  Теперь посмотрим, с кем будет драться Головкин в следующем бою. Сам Доминик Уэйд! Чтоб я знал, кто это такой! Нет, не буду скромничать, я знаю, но лишь потому, что это предмет моей профессии. В прошлом году Уэйд одержал свою самую яркую победу — над австралийцем Сэмом Солиманом, хорошим боксером, но все-таки не хватающим звезд с неба, которому на тот момент было уже почти 42 года. И что это была за победа! Только двое судей из трех отдали ее Уэйду, а если бы бой проходил на нейтральной территории, то не исключено, что все трое сочли бы победителем Солимана. Что может доказать в бою с таким противником Геннадий Головкин? Я уже не говорю о том, что он может на этом заработать. А это совсем не пошлый вопрос, учитывая, как короток спортивный век и что Геннадию вот-вот стукнет 34 года.

  Менеджеров Головкина часто обвиняют в том, что они не могут подобрать ему подходящих соперников. Не согласен. У Геннадия очень хорошая команда, которая делает все, что может. Другое дело, что может она не все. Америка, где Головкин проводит почти все свои бои в последние годы, склонна принимать чужаков больше, чем любая другая страна. Но для ее полноценного завоевания нужна победа над местной звездой.

  Такая там сейчас есть и как раз в весе Головкина — чемпион мира по версии WBC во все той же категории до 72,6 кг рыжий мексиканец Саул Альварес. К мексиканским боксерам в США отношение особое. Здесь их чужими не считают, а уж если этот мексиканец в сто раз больше похож на ирландца, чем на 99 процентов своих соотечественников, как Альварес, то тем более. Кроме того, с 2012 года вполне помнящий свое родство Саул дерется, тем не менее, исключительно к северу от границы. Преимущественно в Лас-Вегасе и иногда в Техасе.

  Альварес, вроде бы, и не против встретиться с Головкиным, но ставит какие-то странные условия, вроде того, чтобы Головкин перед боем сбросил вес до 38 кг, а потом набрал. Я, конечно, сильно сгущая краски, но сути дела это, как ни странно, не меняет. Альварес такая звезда, чтобы не сказать звездень, что сдвигает рамки весовых категорий. Он требует, чтобы все бои с ним проходили в пределах не 160 фунтов (72,6 кг), а 155 фунтов (70,3 кг), а все потому, что сам он обладает фантастическим обменом веществ, позволяющим ему набирать между взвешиванием и боем до 10 кг, а другие так, как правило, не могу. Что же касается Головкина, то он крупнее и, что еще важнее, на восемь лет старше Альвареса, и 155 фунтов не сможет сделать даже на пять минут, так что такое требование равносильно отказу от боя.

  Что остается Головкину делать в такой ситуации? Правильно! Драться с Уйэдом или, в лучшем случае, с Сондерсом.

  Известно, что самая крупная хищная птица в мире андский кондор летает на высоте до 7 тысяч метров, а то и выше, то есть, может подниматься выше самой высокой вершины Южной Америки горы Аконкагуа, чья высота составляет 6960 метров, а по последним данным — аж все 6962 метра. А теперь представьте себе, что гордого кондора годами заставляют летать не над Аконкагуа, а над курятником. Согласитесь, от этого можно устать. А еще от этого может испортиться не только настроение, но и характер.

Блог Александра Беленького
20 марта 2016, 16:10

Александр Беленький