Ковалевский подарок

  После победы Андре Уорда над Салливаном Баррерой самым счастливым человеком в зале был не победитель, а чемпион мира по версиям WBA (super), IBF и WBO в категории до 79,4 кг Сергей Ковалев. Честное слово, он радовался больше самого Уорда, как будто ему преподнесли королевский подарок. Или в данном случае будет уместнее сказать «Ковалевский подарок». Может, не очень правильно, зато точно отражает суть произошедшего.

  Теперь Сергей стал еще на шаг ближе к главному бою своей жизни. Причем, так как этот шаг делал не он сам, и от него здесь ничего не зависело, ему была отведена тягостная роль волнующегося. Для человека такого деятельного склада ничего хуже быть не может. Думаю, если бы было надо, он бы с удовольствием отколошматил Барреру сам, но это должен был сделать Уорд, а ему оставалось только наблюдать.

  Дело в том, что на 17 ноября ориентировочно назначен бой Сергея Ковалева с Уордом, много лет удерживавшим титулы в весе до 76,2 кг и долгое время по праву считавшимся лучшим боксером во всех весах после Флойда Мейуэзера. Собственно с тех пор, как Уорд стал олимпийским чемпионом в Афинах в 2004 году, после чего сразу же перешел в профессионалы, он никогда и никому не проигрывал, так что все свои регалии он заслужил. Однако с ноября 2013 года по июнь 2015 Уорд не выступал, так как залечивал хроническую травму правого плеча.

  Вернувшийся к активной боксерской жизни Уорд нуждался в супербое для поддержания своей репутации. Вчерашних героев публика помнит даже хуже, чем вчерашних красавиц. В родном весе Уорд всех перебил. Но тут все так удачно совпало, что в супербое также нуждался Сергей Ковалев. От встречи с ним как раз только что в очередной раз мужественно откосил Адонис Стивенсон, у которого остался последний пояс в категории до 79,4 кг, по версии WBC, который он так любит, что не может поставить его на кон в бою с серьезным соперником. Только с таким, кто точно не отберет.

  Короче говоря, образовалось два боксерских одиночества, Ковалев и Уорд, с которыми никто не хочет связываться, и было решено организовать встречу между ними. За дело взялся канал HBO. Сильно подозреваю, что идею им кто-то подсунул. Очень может быть, что Кэти Дува, промоутер Ковалева. Дама она умная и по-гоголевски приятная во всех отношениях. Впрочем, утверждать не буду. Уверен только, что после боя человек пять будут приписывать эту идею себе. Уж слишком она хороша.

  Однако ребята в HBO тоже не лыком шиты. Они решили этот бой раскрутить, для чего предписали Ковалеву и Уорду провести по два разогревочных боя до их собственного рандеву. Ковалев в январе встретился во второй раз с Жаном Паскалем, которого образцово отметелил и заставил капитулировать после седьмого раунда, а теперь должен провести еще один бой, который, возможно, состоится в скором времени в Москве. Уорду же «прописали» на первый бой кубинца Салливана Барреру.

  Надо сказать, что выбор был довольно жесткий. Баррера — природный полутяж, высокий для этой категории, 188 см, и бьющий. Сам Уорд по манере ведения боя очень эффективен, но не слишком эффектен. Вот атакующего Барреру и позвали для создания эффекта.

  Первые дав раунда прошли в более-менее конкурентной борьбе. Баррере удалось несколько раз попасть справа, но, по-моему, Уорд и в этих раундах в целом выглядел предпочтительнее. Он лучше чувствовал дистанцию, лучше передвигался, был быстрее и вообще контролировал бой. В третьем раунде левым боковым в висок он послал Барреру на пол. Тот слегка опешил от такого грубого обращения с собой, но встал без особых проблем. Здоровья там хватало не на одного коня. Один конь от такого удара мог бы и не встать.

  Дальше все дело пошло более-менее в одну калитку, но калитку достаточно узкую и тесную. Ни в коем случае нельзя сказать, что преимущество Уорда было большим и тем более тотальным. Он хорошо защищался корпусом, часто проваливал Барреру, прятал в серию коронный левый боковой или, подкараулив момент, обрушивал его на голову кубинца без проволочек. Контролировал дистанцию джебом, часто в разной последовательности объединяя его с правым прямым или кроссом. Иногда бил по корпусу.

  Кубинец делал почти то же самое, только с бОльшим упором на правом прямом, а не на левом боковом, но Уорд перебивал его практически в каждом раунде. Только в седьмом, восьмом и одиннадцатом Баррера сумел зацепиться и завязать более-менее равный бой. В восьмом, правда, Уорд огрел его ниже пояса, за что с него сняли очко, а в десятом они столкнулись головами, и у Уорда образовалась сечка над левым глазом, но ни тот, ни другой эпизоды на бое в целом никак не сказались.

  Когда прозвучал финальный гонг, Уорд почему-то выглядел так, как будто его изрядно обработали уксусом, как изнутри, насильно залив в глотку пару литров этой бодрящей жидкости, так и снаружи. Честно говоря, мне его настроение было не очень понятно. Боялся, что засудят? Но не в его же родном городе Оукленде, штат Калифорния. Разве что, если у судей был подготовлен отход к аэропорту. Да и Баррере, максимум, что можно было отдать, так это раунда три. А можно, кстати, было не отдавать и их. Ну, разве что за смелость и кураж.

  Однако судьи сработали абсолютно честно, отдав победу Уорду со счетом: 117-108, 117-109 и 119-109. Как я уже сказал, два-три раунда «гуляли» туда-сюда, вот их по-разному и распределили. Всегда бы так. Уорд тут же заулыбался, расслабился и в послематчевом интервью поставил себе за бой “B-”, что по нашей шкале оценок соответствует «четверке с минусом». Такой здравый взгляд на самого себя мне как болельщику Ковалева не очень понравился. Я бы предпочел, чтобы он зарвался и начал вопить, что он теперь всех побьет и разобьет. Но от Уорда такого не дождешься. Он умный человек. Он уже в этот день сделал один подарок Ковалеву, и то только потому, что был заинтересован в этом сам. А другой подарок делать и не собирался.

  Короче говоря, в ноябре нам придется поволноваться. Мы еще, как истеричные дамочки, и ручками повсплескиваем, и глазки позакатываем, и поматеримся от души, как настоящие «пра’ильные пацаны», когда Ковалев и Уорд будут выяснять друг с другом свои жесткие отношения.

Блог Александра Беленького
27 марта 2016, 15:06

Александр Беленький