Ефремов медленно превращается в Макаревича?